Что известно о происхождении людей из преданий индоевропейских народов

Арии (Индия)

Первые люди родились от сочетания Атмана со своей женской половиной (Брихадараньяка-упанишада)[1]. Брахма породил людей, сочетавшись с собственной дочерью Вач (Речью)[2].

Сначала силой Своей мысли Брахма произвёл телесные формы, из которых возникли духовные существа, состоящие из тонких энергий. Эти существа несли в себе биджи, семена различных типов, и могли продуцировать разные виды. Так были созданы гуманоидные расы во вселенной, которые связаны между собой общими предками. Этим, в частности, объясняется свойство всех таких рас вступать между собой в перекрёстные браки, в том числе с людьми, и производить потомство (о чём мы также знаем из Быт 6:2,4). Чрезвычайно важно указание на то, что

“люди на нашей Земле произошли от дэвов по нескольким линиям и в различные времена, а посему имеют сложное божественное происхождение”[3].

Вероятно, этой “сложностью” объясняется их различное расовое происхождение… но не только.

Веды относят происхождение рас и варн к единому началу. В Пуруша-сукте Ригведы (X. 90,12) их породил Пуруша из различных частей своего тела: самое низкое происхождение имели шудры (первоначально в этом классе состояла только чёрная раса, рабы), которые родились из ног (ступней) Пуруши. О том же сказано и в Законах Ману (I. 31,91), в которых инорасовым чёрным шудрам определено служить свободным арийским варнам брахманов, кшатриев и вайшьев:

“только одно занятие Владыка указал для шудр – служение этим варнам со смирением”.

Можно согласиться с выводом доктора философских наук А. С. Майданова, крупного специалиста в изучении Ригведы, что арийский человек в ней

“рассматривается как равноценный, равновеликий всему миру. Таким способом риши возвеличили человека, подняли его на уровень со всеми объектами и силами природы, объединив тем самым человека и всю природу в единое целое”[4].

Миф о отворении людей связан также с солярным божеством Вивасватом (или Вивасваном), восьмым сыном Адити. В дальнейшем Он почитался как Сурья, бог Солнца. Его старшие братья Митра, Варуна и Бхага решили отсечь от Его тела все конечности и всё прочее, чтобы он был гладким со всех сторон[5], и вот из этого “лишнего” возник прародитель людей Вивасват Ману[6]. В зороастризме Вивахвант – отец первопредка людей Йимы.

Когда Ману спасся от потопа, он принёс на горе Хималая жертву, бросив в воду масло и творог, и из них возникла Ила. Сочетавшись с ней, Ману породил человеческий род – санскр. manuja (‘потомок Ману’)[7]. Каждой манвантаре соответствует свой Ману, а каждый Ману порождает новое человечество в своей манвантаре. Настоящему Шраддхадеве Ману седьмой манвантары предшествовали шесть Ману и шесть порождённых ими человечеств. Эти шесть манвантар мы можем сопоставить с шестью днями творения книги Бытия (а также с пятью веками Гесиода, пятью “солнцами” ацтеков и майя, и т. д.).

В классическом буддизме теории происхождения людей нет. Будда считал, что это знание излишне.

.

Арии (Иран)

В авестийских сказаниях первая человеческая пара Машья (Mašya) и Машьяна (Mašyānag) (их имена, по-видимому, указывают на ‘смешение’, ср. с и.-европ. *meik- / *meig-)[8] уподоблена ревеневому кусту, который состоял из двух растений, сросшихся воедино. Он произошёл из семени праведного Гайомарта (авест. Gayō Marətan – ‘живой смертный’), который считается прародителем “семьи арийских народов” (Фравардин-яшт XIII, 87). Машья и Машьяна поначалу не знали, обладали ли они в одном теле двумя душами или одной, и тогда спросили у Творца: “Что важнее – душа или тело?” Разъяснив их предназначение, Ахура Мазда ответил: “У вас две души; отныне у вас да будут два тела”. После этих слов Машья и Машьяна разъединились и обрели облик людей. Однако в первые пятнадцать лет дэвы (демоны) лишили их полового инстинкта, так что они не могли размножаться[9].

У шумеров мы наблюдаем похожую картину, когда сначала появились на свет люди, не способные производить потомство.

Эмпедокл писал о созданиях смешанных полов, о мужчинах “женской природы” и тварях “с бесплодными членами” (B 61), существовавших в начале образования живых существ[10].

Важной параллелью зороастрийского мифа с книгой Бытия служит то, что Ева была создана из ребра Адама только впоследствии, а это значит, что первоначально они тоже представляли собой как бы единое целое. Именно поэтому Ева как “взятая” из естества Адама “влечётся” к нему обратно (Быт 2:32, 3:16).

Зороастрийские тексты повествуют о грехопадении прародителей. Сначала Машья и Машьяна беззаботно наслаждались жизнью и воздавали хвалу Ахура Мазде, который считал их своим “самым совершенным творением”, но предостерегал их от проникновения в их души и тела Зла. Думая, что их благоденствие будет длиться вечно, Машья и Машьяна стали забывать это предостережение. Сначала они допустили, что свет и растения созданы не Ахура Маздой, а Ахриманом. Как только эта ложная мысль была произнесена,

“Ангхро Майнью завладел душами первых людей: они сделались грешными и злыми”.

Их падение в дальнейшем усилилось, они стали испытывать гораздо больше наслаждения от плотской пищи, нежели от праведной жизни. Тогда Машья и Машьяна решили, что

“все плотские радости доставляют больше удовольствия, чем духовные. Бог обманул нас, когда сказал, что душа превыше тела” (ср. с Быт 3:1 – “подлинно ли сказал Бог…?”).

Затем первые люди убили белую овцу и съели её, сделав из её шкуры себе одежду (ср. Быт 3:21). (Эмпедокл связывал первородный грех, обусловивший окончание Золотого века, с грехом убийства и употребления в пищу живых существ (B 136, 137, 139))[11]. Всякий раз они делали что-нибудь вопреки заповедям Ахура Мазды, поэтому дэвы полностью овладели ими и заставили их поклониться себе. После смерти Машьи и Машьяны Ахриман забрал их души к себе в Преисподнюю[12].

Древнейшая версия в Замьяд-яште приписывает грехопадение Йиме, который был бессмертным, но, солгав, стал смертным[13].

Эти истории, конечно, очень напоминают библейские, имея ряд совпадений в своих ключевых моментах. Сам миф о грехопадении первых людей нигде более, кроме еврейских и зороастрийских писаний, не зафиксирован, что само по себе показательно и заставляет задуматься об источнике его происхождения. Выскажем такое соображение. В зороастризме доктрина грехопадения людей, с которой левиты могли познакомиться уже в эпоху Ахеменидов, является следствием дуалистической космологии иранцев: источник зла ясно указан – это Ахриман. У ведийских индоариев дуалистическое мировосприятие отсутствовало, поэтому у них не было и концепции первородного греха. В иудаизме, таким образом, отсутствует сама платформа для разработки данной темы, поскольку в библейском мифе тоже нет дуализма (элохим “знают добро и зло”, следовательно, они носители и того, и другого – Быт 3:22), нет Сатаны в интересующих нас креационных разделах книги Бытия, а Змей, соблазнивший Адама и Еву, как мы показали, является как раз одним из этих элохим. Позднейшее стремление представить Змея всего лишь “мудрым зверем” имело целью скрыть этот факт. Очевидно, сам Змей (“Керуб-Хранитель” Иезекииля) не рассматривался левитами в качестве непосредственного источника зла – да этого и не могло быть, если каждый из элохим обладал знанием добра и зла[14]. В пророческих писаниях Денница предстаёт жертвой своего собственного “падения” (Ис 14:12, Иез 28:14-15), что можно расценивать только как слабый отголосок дуализма, редуцированного писцами (в источнике J) настолько, что сама фигура Денницы полностью пропадает из первых глав Моисеева Пятикнижия и замещается хитрым животным – змеем (ящером, ходившим на ногах) с той же самой целью – исключить любого рода дуализм из канонической редакции Торы. В архаических же версиях еврейского мифа у Исайи и Иезекииля падение Денницы, он же Помазанный Керуб, никак не связано с соблазнением прародителей человеческого рода, а есть следствие его тщеславия и гордости, желания вознести престол свой “выше звёзд Эла”, что отсылает нас уже к угаритским мифам с оттенками космического конфликта, в которых Элу противостоит бог смерти Муту, он же, видимо, Хоррану или Гилалу, т. е. Денница, а также к другим подобным мифам. Таким образом, скорее всего библейский сюжет о грехопадении вторичен и по отношению к угаритскому, и по отношению к зороастрийскому сказаниям, представляя собой в особой левитской редакции их искусственное сплетение с тем отличием, что представлен ею в недуалистическом оформлении. Это адаптация, появившаяся в эпизодах с Адамом и Евой в силу того, что левиты впитывали любые сторонние мифы, с помощью которых они могли бы предложить собственные семантику, этиологию, особое ви́дение причин появления смерти и происхождения всего.

.

Германцы, скандинавы

Как и в древнегреческом эпосе, германцы верили в единое происхождение богов и людей. Но это происхождение было демоническим. В Младшей Эдде у них всех был общий предок – “очень злой” Имир и произошедшее от него такое же злое племя “инеистых великанов”.

Асы Один, Вили и Ве сделали людей из двух деревьев, растущих на берегу моря. Первого мужчину они нарекли Ясенем (Askr), а первую женщину Ивой (Embla). Их потомки были поселены богами в стенах Мидгарда. Один наделил людей вечной душой, которая “будет жить вечно и никогда не умрёт”[15]. Аск и Эмла, по убеждению религиоведов, являются ближайшими аналогами Машьи и Машьяны авестийской мифологии.

В Старшей Эдде, помимо изложения того же мифа об Аске и Эмле (Прорицание Вёльвы)[16] предлагается другая история: в Песне о Риге рассказывается о боге Хеймдалле, который назвался Ригом. Как-то раз он шёл вдоль берега озера (снова присутствует мотив берега водоёма) и набрёл на какой-то дом, в котором жила чета стариков – “прадед с прабабкой”. Разделив с ними трапезу, Риг возлёг с ними на одном ложе посередине, так что от него “с обеих сторон улеглись хозяева”. Так продолжалось три ночи кряду, после чего Риг ушёл. По прошествии девяти месяцев “прабабка” в результате сей инкубации родила сына, который “был чёрен лицом” (hörvi svartan) и назван Трэлем (þræll – ‘раб’). Его кожа была морщинистой, суставы узловатыми, пальцы толстые, “был он сутул и лицом безобразен”. Затем к нему такая же “дева пришла – с кривыми ногами, грязь на подошвах, загар на руках, нос приплюснут”, её имя было Тир (þír – ‘рабыня’). Сочетавшись с Трэлем, она породила потомство, от которого “весь род рабов начался”. Это была первая раса из трёх, порождённых Хеймдаллем. Поскольку указаны некоторые антропологические черты, присущие неграм, здесь имеется ввиду прежде всего чёрная раса, назначение которой быть рабами подобно шудрам у ведийских ариев[17].

Отправившись снова в путь, Риг пришёл к другому дому, где жили “бабка и дед”. Возлегши между ними и пробыв с ними три ночи, Риг уходит. И вновь по прошествии девяти месяцев “бабка” рождает рыжеволосого сына и называет его Карлом. От него “все бонды род свой ведут”, т. е. ремесленники, земледельцы – соответствие арийской варне вайшьев.

В следующий раз Риг попал в дом семьи воинов – “матери и отца”. Возлегши с ними по своему обычаю три ночи подряд, он снова удалился. Спустя положенное время, “мать” родила Ярла, со “страшным”, “змеиным” взором. Он был “румян лицом, а волосы светлые” (т. е. в отличие от Карла был чистым блондином). Сам Риг стал обучать его руническому искусству, назвал его своим сыном и “дал во владенье наследные земли, селения древние”. От него произошли все ярлы – соответствие арийской варне кшатриев (и по совместительству, видимо, варне жрецов, т. к. у германцев обе функции совмещались). Эдда представляет Ярла богоравным: Риг носит имя Ярла, а Ярл “приобрёл право называться Ригом”.

Очевидно, эддические предания закрепляют среди людей не только кастовое, но и расовое неравенство, которое, по представлению древних германцев (как и ведийских ариев), имеет божественное происхождение. Данное неравенство обусловлено происхождением ярлов, бондов и трэлей по степени благородства их предков. Очевидно, эти касты происходят от разных человеческих типов, начиная с самых архаичных и кончая наиболее прогрессивным и молодым.

.

Греки

В греческой мифологии людям тоже приписывается одинаковое происхождение с богами. Люди вышли из лона Земли подобно первым богам, которые являлись порождением Геи[18]. Гесиод называет людей “земнородными”. Платон передаёт миф о том, как

“боги образовали их (смертных) в земной утробе из смешения огня и земли и из того, что могло соединиться с огнём и землёй. Потом, вознамерившись вывести их на свет, они приказали Прометею и Эпиметею украсить их и дать каждому приличные силы” (Протагор)[19].

Некоторые греческие племена считали себя “автохтонами”, возникшими из земли. В частности, фиванцы думали, что они произошли из зубов убитого финикийцем Кадмом дракона, которые он посеял в землю. Поскольку люди не были созданы олимпийскими богами, то не проявляли к ним почтения, из-за чего гневали их. Но согласно тому же Гесиоду в “повести другой” (Труды и дни, 109 и сл.), все поколения людей созданы богами.

У греков сохранился антропогонический миф, согласно которому после всемирного потопа, насланного Зевсом, все люди возникли из камней, которые по совету богов бросали через свои головы спасшиеся Девкалион и Пирра, сын и дочь Прометея. Здесь игра слов: λᾶας – ‘камень’; λᾱός – ‘люди, народ’.

Но в древнейшей версии мифа создателем людей выступал сам Прометей, и это хорошо объясняет тесную связь между его поступками и судьбой человечества. По Лукиану, Прометей обвиняется богами в том, что он “изваял людей, эти преступнейшие существа”[20]; согласно Аполлодору, “Прометей, смешав землю с водой, вылепил людей”[21]. Римский поэт Овидий в переложении на прозу писал так:

“Прометей, размочив землю водой, вылепил из неё человека по образу богов, и – тогда как у всех зверей голова вечно клонится к земле – человек может свободно поднимать свою голову к небесному своду и смотреть на звёзды”[22].

Прометей лепит человека, а богиня Афина даёт ему душу в образе бабочки. Римский саркофаг, II в. н. э. Прадо, Мадрид.
Прометей в образе скульптора моделирует скелет человека. Античная камея.

У Гесиода (Труды и дни, 55-79; Теогония, 570-612) люди сначала были только мужского пола, но за то, что они получили огонь от Прометея, разгневанный Зевс приказал Гефесту “как можно скорее Землю с водою смешать” и сделать “схожее с вечной богиней” изваянье – Пандору, от которой “женщин губительный род на Земле происходит”. Так “на горе мужчинам посланы женщины в мир – причастницы дел нехороших”. Сравним: Гесиод – “Деву привёл он (Гефест), где боги с людьми находились…”, или: “…свой подарок (Пандору) к Эпиметею родитель велел отвести”; Быт 2:22 –  “И создал Яхве Элохим из ребра, взятого у человека, жену, и привёл её к человеку”. Греческий миф с библейским роднит то, что женщина, созданная после мужчины, представлена источником зла, греха и бедствий для человека.

В другой древнегреческой легенде создание людей происходит из пепла титанов, смешанного с землёй (в этом смысле “прах земной”, из которого создан Адам, в Быт 2:7 обретает совсем иное звучание). Пепел также упомянут в Иез 28:18, в который Яхве грозиться превратить Керуба-Хранителя за его беззакония. Одна итерация истории убийства и расчленения титанами Диониса позднеантичного философа-неоплатоника Олимпиодора, изложенная в его комментарии к платоновскому “Федону”, утверждает, что человечество возникло из густого дыма горящих трупов титанов. Пиндар, Платон и Оппиан вскользь ссылаются на “титаническую природу” людей. По их мнению, тело – это титаническая часть, а душа – божественная часть в человеке. Другие ранние мифографы подразумевают, что человечество родилось из “злобной крови”, пролитой титанами в войне против Зевса[23]. В этом видны пессимистические ноты, свойственные в целом греческой антропологии. Человек эллинов – существо низкое, в природе которого преобладают негативные черты, а женщины – и того хуже.

В связи с греческой антропогонией в первую очередь вспоминается кровь казнённого бога Кингу из вавилонского мифа – кровь главного виновника восстания ануннаков против высших богов, из которой создаются люди. Его греческим аналогом безусловно является Прометей, который был прикован к скале за сопротивление воле олимпийцев.

.

Римляне и кельты

У римлян существовали представления о происхождении людей от стволов дуба (Вергилий. Энеида VIII, 315), об их первоначально дикой жизни и последующем окультуривании богами и героями (Янусом, Сатурном, Пиком, Пилумном и Пикумном)[24]. Овидий пересказывает греческий миф.

Развитой антропогонии у кельтов не сохранилось. В приведённом выше мифе Оранмор боги изготавливают первую пару людей из древесины могучего дуба, растущего на берегу мирового океана, что роднит этот миф с другими похожими преданиями, общими для индоевропейцев, где создание людей так или иначе соединено с образом деревьев и моря.

Смысл сей мифологемы, возможно, кроется не в плотницком деле (хотя для друидов это первостепенно), а в том, что происхождение человечества как-то связано с Космическим Древом, Мировой Осью, Северным Полюсом, Молочным (полярным) Океаном, т. е. с мистикой Центра мира. Но в то же время в кельтской религии люди считались не столько созданными богами, сколько произошедшими от них, их прямыми потомками. По свидетельству Цезаря, галлы утверждали, что они происходят от бога подземного мира, владыки мёртвых, по-римски именуемого Диспатером, который у кельтских племён назывался Белом или Беленусом, Бели Мауром (у валлийцев)[25] и другими именами, и что это знание было передано им от друидов[26]. Напомним, что Кингу вавилонского мифа – это Бел по версии Белроша. Разумеется, провести параллель между этими богами и Ваалом, умирающим и воскресающим ханаанским божеством, более чем уместно. Как невозможно забыть и тот факт, что Ваал считался главным врагом иудейского Яхве.

__________________

Важным выводом из этого обзора будет заключение, что у всех индоевропейцев создание людей не связано с темой рабства, как то, например, имело место в ближневосточном ареале (прежде всего у евреев, шумеров и вавилонян). Но это вовсе не значит, что шумерские и вавилонские мифы сообщают нам заведомую неправду. Во-первых, они достаточно архаичны и детальны, чтобы легко отмахнуться от их; во-вторых, они созданы высокой цивилизацией, в образовании которой наверняка принимали участие индоевропейские народы (выходцы из Аратты и территорий иранских племён); в-третьих, в них содержится информация, которая позволяет различить в шумерской антропогонии множество элементов, содержащихся в других традициях, и в частности – в греческих преданиях о титанах и Прометее (сходство восставших ануннаков с титанами). Существуют достаточные основания, заставляющие по многим позициям связать эти мифы воедино.

Прежде всего стоит отметить общую для большинства из них (исключая секулярный зороастризм и индуизм) тему происхождения людей от демонов титано-хтонической природы. Или это провозглашается напрямую (кельты, греки), или косвенно через общую от ётунов генеалогию богов и людей (как то имеет место в скандинавском эпосе).

Младоавестийская традиция пытается это скрыть оригинальным способом – путём подмены Йимы, настоящего первопредка людей и владыки “золотого века” (см. Видевдат II; Ясна IX. 1-5), праведным Гайомартом, чтобы облагородить (в специфическом реформатском понимании) происхождение арийского человечества. В действительности Йима (Яма) у индоариев притязал на главенство среди богов (что роднит его с Денницей и другими бунтарскими персонажами), а также был первым умершим, который открыл людям путь в царство мёртвых и стал владыкой хтонического мира (Ригведа X. 14,1-2). И вновь в связи с этим положением Йимы прослеживается происхождение людей от обитателей именно “нижних” миров, традиционно связанных с асурами, нагами, титанами, злыми ётунами, падшими ангелами и вообще с божествами “Преисподней”. В свете маздаяснийских текстов, где благим Творцом является Ахура Мазда (в нём усматривается олицетворение асурического начала, ибо ахурами иранцы называли асуров), подлинными создателями людей в мифологии ведийских ариев должны быть именно асуры, однако это полностью нивелировано в монистической теологии (в виде теологической триады: во всём Брахман, всё в Брахмане, всё есть Брахман). И всё же ряд верховных божеств индоарийского пантеона назывался в то же самое время и асурами, и дэвами, поэтому строгое разграничение между этими классами не столь уж твёрдо обусловлено. В Ригведе асурами считаются Савитар, Агни, Митра, Варуна, Сурья и другие. В зороастризме Варуна – одно из имён Ахура Мазды, и, судя по всему, он и есть Варуна индоариев (в Pигведе I. 25,20 он титулуется как “Мудрый”, скрт.: medhira, что равнозначно иранск. mazdā; его эпитеты: “разумный асура”, “всеведущий асура” и т. п.). На основании соответствия иранской пары Митра – Ахура Мазда (см. Яшт X. 113,145 и др.) и ведийской пары Митра – Варуна выдвигается гипотеза о тождестве (для известного периода) Варуны и Ахура Мазды. Она подтверждается тем, что Варуна первоначально был асуром, т. е. относится к тому же разряду, что и Мазда. Впоследствии Варуна и Ахура Мазда совершили одинаковый переход, изменивший их статус: Варуна перешёл в мир дэвов, став божественным асуром, а иранские ахуры во главе с Маздой сделались богами. Поскольку ведийский Варуна связан именно с Нижним миром, с первозданными космическими водами, а позже (вместе с Митрой) стал медиатором между нижним и верхним царствами, такую же или сходную эволюцию можно предположить и для Ахура Мазды[27]. Замечательно то, что в одном месте Бхагавад-гиты (X. 29) Кришна говорит о себе: “Я – Ананта из нагов, Я – Варуна”. Как известно, Ананташеша (Змей Ананта) является царём всех нагов, а наги, в сущности, относятся к асурическим расам (о чём свидетельствует их змееморфность и хтоничность). Кришна как воплощение Верховного Господа, объемлющий и содержащий в себе все миры и их обитателей, даже ведя войну против тех, кто “предались природе асуров”, по-видимому, полностью абстрагирован от какой-либо конкретной специализации, трансцендентно возвышаясь над любого рода иерархией и неконтинуальностью. По этой же причине и во Христе мы видим соединение хтонической и небесной природ.

[Автор: © Л. Л. Гифес;
© Ариохристианские исследования: https://svardat.wordpress.com
При репостах указание авторства и ссылка на ресурс обязательны]

> В ОГЛАВЛЕНИЕ <


[1] См.: Индийская мифология. Энциклопедия, стр. 53.

[2] Там же, стр. 54.

[3] Томпсон Р. Пришельцы: взгляд из глубины веков. М. 2016, стр. 315.

[4] Майданов А. Эпистемология и логика мифа. Небесное, земное, человеческое. М. 2016, стр. 247.

[5] Это очень напоминает Сфэрос Эмпедокла, в описании которого бросается в глаза негативный антропоморфизм – подчёркивание того, что у Сфэроса (изначального состояния космоса) нет никаких членов – рук, колен, ступней, частей детородных – и вообще ничего подобного человеку, поэтому он идеально круглый. – См.: Рожанский И. Указ. соч., стр. 202.

[6] См.: Мифы народов мира. Ред. С. А. Токарев. Т. I. М. 1991, стр. 235.

[7] См.: Индийская мифология. Энциклопедия, стр. 116.

[8] Но в авест. Мартья (Martya) и Мартьяна (Martyanag); в поздней традиции – Махлия (Mahlya) и Махлияна (Mahlyanag).

[9] См.: Рак И. Мифы древнего и раннесредневекового Ирана. СПб-М. 1998, стр. 101-103.

[10] См.: Рожанский И. Указ. соч., стр. 209.

[11] Там же, стр. 232.

[12] См.: Рак И. Мифы древнего и раннесредневекового Ирана, стр. 101-103.

[13] Авеста. “Закон против дэвов” (Видевдат). СПб. 2008, стр. 78.

[14] В традиционных толкованиях Змей является передатчиком воли Сатаны, однако это очередное недоразумение богословов, потому что лицо Сатаны вообще отсутствует во всех эпизодах, связанных с творением мира и грехопадением прародителей, но для иудеохристианских экзегетов он должен существовать априори, в силу сложившихся стереотипов: его нет, но он где-то должен быть.

[15] Младшая Эдда. М. 2015, стр. 15-17.

[16] Версия Старшей Эдды имеет некоторые отличия: имена троицы асов здесь иные – Один, Хёнир, Лодур; в полном смысле слова создателями Аска и Эмли они не являются (мотив изготовки из деревьев отсутствует), они просто находят их бездыханными (мёртвыми, без “румянца”) и оживотворяют.

[17] Разумеется, как у ведийских ариев, так и у скандинавов это не исключало порабощение людей независимо от расовой принадлежности, что, разумеется, было уже нарушением древнейших установлений.

[18] См.: Элиаде М. История веры и религиозных идей. От каменного века до элевсинских мистерий. М. 2014, стр. 227.

[19] Платон. Полное собрание сочинений. М. 2018, стр. 584.

[20] Лукиан. Прометей, или Кавказ, 3. – Цит. по: Хрестоматия по античной литературе. T. I. М. 1965, стр. 559.

[21] Аполлодор. Мифологическая библиотека. Кн. I. 7,1. – Цит. по: Аполлодор. Мифологическая библиотека. М. 2004, стр. 14.

[22] Менар Р. Мифы в искусстве старом и новом. М. 1992, стр. 106.

[23] Mythological Creations/Титаны.

[24] См.: Штаерман Е. Римская мифология. // Мифы народов мира. Энциклопедия. Под ред. С. А. Токарева. Т. II. М. 1982, стр. 380-384.

[25] О нём см.: Wiki/Beli Mawr. Кстати, одноимённый Beli в скандинавской мифологии это великан-ётун, убитый богом Фрейром.

[26] См.: Маккалох Дж. Религия древних кельтов. М. 2004, стр. 197.

[27] См.: Мифы народов мира. Энциклопедия. Т. II. М. 1988, стр. 88.

Добавить комментарий

Please log in using one of these methods to post your comment:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Google photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

Connecting to %s