Направленная биологическая эволюция

“Знаем, что вся тварь совокупно стенает и муча-
ется доныне; и не только она, но и мы сами…”.
Рим 8:22-23

“Все несчастны, над кем Солнце на небе блестит”
Солон

По современным научным данным, в момент зарождения Земли состав её атмосферы сильно отличался от нынешнего, о чём достоверно свидетельствуют т. н. изотопные сигнатуры древних пород. Эти сигнатуры достаточно точно характеризуют свойства газовой среды и геоморфологии за разные периоды истории Земли. Согласно сделанным измерениям и расчётам, земная атмосфера неоднократно изменялась. Первые газы, заполнившие её, были высвобождены в результате вулканической активности из глубин нашей планеты и представляли собой смесь оксидов углерода, сульфида водорода и метана. Свободный кислород тогда отсутствовал, будучи связан в воде и твёрдых кремниевых соединениях. В этот период, тем не менее, появились первые бактерии прокариоты и археи, которые могли функционировать и размножаться без кислорода и при малом количестве света.

Изменения произошли, когда в океанах в больших количествах начал развиваться особый вид прокариотов цианобактерии, которые стали производить кислород посредством химической реакции между двуокисью углерода и водой на основе фотосинтеза. Это привело к т. н. “великому кислородному событию”[1] и первому массовому вымиранию (причём самому массовому за всю историю) прочих форм, которые не смогли адаптироваться к столь существенному сдвигу в химическом составе земной атмосферы[2].

Из этого следует два вывода: что смерть появилась задолго до сотворения человека и не была связана с его “грехом”; что творческие акты происходили в разных экосистемах и биосферах Земли, которые несколько раз сменяли друг друга в ходе катастрофических событий[3]. Эти акты являлись новым творением или пересотворением, причём введение новых организмов, специально адаптированных к возникшим условиям, происходило на протяжении довольно длительных периодов. Важно подчеркнуть, что все живые существа на любом этапе сотворения встраивались в заранее подготовленную среду обитания и в готовые пищевые цепочки, но при этом и сами воздействовали на биосферу и кардинально изменяли её.

Хью Росс приводит пример сбалансированного постепенного освоения нашей планеты организмами, которые были созданы (и, стоит добавить, создавались неоднократно) специально для тех или иных условий, в которых они могли бы существовать, или даже для формирования самих этих условий, чтобы обеспечить благоприятную экосистему для последующих видов. Все эти процессы, следовательно, были детерминированы. Теперь известно, что яркость Солнца с момента возникновения жизни на Земле увеличилась более чем на 35%. Недостаток солнечной энергии в ранний период истории планеты восполнялся высоким процентом концентрации парниковых газов, в противном случае всё живое было бы неизбежно уничтожено[4]. Дальнейшее же

“увеличение солнечной яркости было постепенно компенсировано уменьшением парникового эффекта в атмосфере Земли. Это уменьшение происходило благодаря осторожному внедрению нужных живых организмов в нужном количестве и в нужное время”[5].

Весьма примечательно то, что организмы только примитивных типов могли существовать на Земле, скорость вращения которой в прошлом превышала нынешнюю. Каждому виду, существовавшему когда-либо в истории развития Земли, сопутствовал

“свой диапазон приемлемых периодов вращения и диапазон допустимых изменений этого периода. Как оказалось, многие виды не смогли бы выжить, если бы замедление вращения было больше или меньше узко определённого значения”[6].

Более быстрое вращение Земли в прошлом привело к уменьшению пригодных климатических зон и сконцентрировало их вдоль экватора, куда поступали дополнительные свет и тепло Солнца для поддержания жизни, а площадь океанов была значительно больше нынешней, потому что вода гораздо эффективнее континентальных массивов способна удерживать тепло. Именно

“обширная поверхность океана прошлого сыграла значительную роль в сохранении на молодой Земле тёплого климата”[7].

В Библии, увы, нет никаких указаний на создание микроорганизмов на первом или любом другом этапе творения по той простой причине, что евреи (как, впрочем, и почти все древние люди) не догадывались об их существовании. Снова получается, что Бог или ангелы ничего не открыли об этом израильским пророкам, а значит ветхозаветные писания божественным откровением не являются. В самом деле, зачем евреям знать лишнее? Ведь знание смертельно опасно (Быт 2:17). А вот арии, по-видимому, имели представление об этих организмах и называли их vaikārika, считая их пракрити-творениями (скрт. prakṛti – ‘простой’); и, возможно, они упоминаются как “бесчувственные” в ханаанском космогоническом мифе (см. III. 11,h и g).

Первыми живыми организмами в Шестодневе Моисея названы растения (Быт 1:11), а после них насекомые (если под שרץ, šéreṣ – досл. ‘роящиеся’, имеется ввиду именно этот класс) (Быт 1:20), которых, по-видимому, следует отличать от הרמשת, hāˌ rōméśet – “пресмыкающихся”, иначе называемых “гадами” (Быт 1:21). Таким образом, библейское “откровение” пропускает важнейший этап в истории зарождения жизни на Земле.

*     *     *

Здесь мы, пожалуй, сделаем отступление и уделим место критике дарвинизма, который построен на концепции случайного возникновения и дальнейшего развития жизни на Земле. Можно констатировать сразу: дарвинизм – не наука, а религиозная философия, имеющая под собой только слепую веру (в самом худшем понимании), помноженную на бурную фантазию, и больше ничего. Более того, сторонники этой теории не дружат ни с математикой, ни с физикой, ни с биологией, ни со здравым смыслом вообще. Они не имеют ни малейшего представления о сложности живых существ, начиная с клетки и её микрокомпонентов, не говоря уже о высоко организованных. С позиций всех этих наук происхождение жизни и таксономическое разнообразие животного мира путём случайного перебора вариантов в молекулярных последовательностях аминокислот, белков, нуклеотидов и любых генетических структур невозможно в рамках даже той искусственно растянутой геохронологической шкалы, которая предлагается. Это прямая фальсификация научных данных. Эволюционистские теории в духе дарвинизма являются, таким образом, самым настоящим умственным помешательством, следствием многочисленных, на грани истерии, злонамеренных системных подлогов, в которые обывателя призывают просто поверить. Скажем так: дарвинизм является достоянием интеллектуалов, лишённых ума, фантомной бессмыслицей спящего сознания. Дарвинизм продуцируется разумом людей в основном на почве скрытых и явных аморальных, скотских, нередко богоборческих и вообще всякого рода бездуховных побуждений, а также других расстройств психики на стадии расчеловечивания гоминообразных особей, внешне напоминающих людей.

Что же предлагают нам безбожные эволюционисты в качестве объяснения, каким способом возникло первое живое существо и что именно оно из себя представляло?

Бесспорно первыми обитателями нашей планеты были микроорганизмы, которые сначала покрывали всё пространство, где содержалась хоть какая-то влага[8]. Это удостоверяется целым набором фактов, в частности, по обнаруженным в древних породах многочисленным следам их биохимической активности, которые позволили учёным сделать такой вывод и отталкиваться от него в своих дальнейших палеонтологических исследованиях. Эти микроорганизмы, о чём уже было сказано нами выше, стали постепенно формировать биосферу Земли, оказывая на неё существенное геоморфологическое воздействие. Судя по всему, некоторые горные породы и многие минералы возникли в результате жизнедеятельности этих организмов[9], как и сама жизнь, по всей вероятности, возникла на основе горных пород небиогенного происхождения – опять же, имел место детерминированный (взаимообусловленный) процесс[10]. Так вот, спрашивается, как возник первый микроорганизм?

Мы можем со всей ответственностью заявить: этого не понимают сами эволюционисты. Однако, дезинформируя общество, они продолжают с упорством обречённых выдвигать теории и гипотезы разной степени неправдоподобности и глупости, противоречащие – в отличие от множества теорий и гипотез в физике – объективному знанию о законах мироздания. В данном случае – в области микробиологии.

Как раскрываются тайны происхождения жизни? Дарвинисты предположили, что постепенно в земных океанах стали накапливаться органические соединения, которые образовали питательную среду – т. н. “первобытный бульон”. Затем, в определённых условиях, эти органические вещества стали соединяться в крупные макромолекулы – белки и нуклеиновые кислоты. Синтез данных соединений, происходивший в течение миллионов лет, и сформировал первую живую клетку.

Выяснились, однако, очень неудобные факты. Тот “первобытный бульон”, в котором скапливались аминокислоты, должен был содержать много азота, потому что азот входит в состав аминокислот. Но подобного химического океана никогда на Земле не существовало. Изучение древнейших осадочных пород показало, что в них нет залежей минералов, богатых азотом, его содержание в древнем органическом веществе не превышало 0,15%, поэтому на Земле не имелось существенного объёма “первобытного бульона”, а если даже он где-то и существовал, то крайне непродолжительное время. В любом случае, следов его существования пока что не найдено никаких.

Опытным путём теорию тоже не удалось проверить. Известные попытки в эксперименте Стенли Миллера воссоздать атмосферу древней Земли с гипотетическим “бульоном” и пропускать через них электрические разряды, как позже выяснилось, совсем не отвечали тем условиям, которые существовали в ту далёкую эпоху. Биолог Джонатан Уэллс утверждает, что атмосфера, использованная в эксперименте Миллера, тогда не могла существовать, а в той среде, которая существовала на самом деле, не могло появиться никаких биологически пригодных аминокислот[11]. Полученные Миллером аминокислоты (они – всего лишь составные компоненты белков, без которых клетка функционировать не может) очень быстро вступали в реакции с другими веществами в экспериментальной среде и образовывали бурый ил, опасный для жизни. Перекрёстные реакции этих аминокислот с другими веществами стали бы непреодолимым препятствием для возникновения жизни, считает геофизик доктор философии Кембриджского университета Стивен Мейер[12].

Но вовсе не отсутствие подходящих условий для жизни является главным препятствием её зарождения, а барьер сложности.

Математически шансы образования клетки в результате простого стечения обстоятельств даже в самом благоприятном водном растворе, в котором содержались бы все необходимые ингредиенты, по оценке молекулярного биофизика профессора биологии Гарольда Дж. Моровица (Университет Мейсона), равняются 10‑100000000000. Это настолько ничтожно малый шанс, что бессмысленно даже говорить о времени, за которое он мог быть реализован[13]. По расчётам американского астронома Майкла Х. Харта[14], вероятность случайного образования каждого из 100 специфических генов (минимальное количество) в течение десяти млрд лет равняется 10-3000. А их одновременное появление рядом вообще не поддаётся математическому описанию и “выходит за пределы естественных возможностей”[15]. И вот этот театр абсурда дарвиновские эволюционисты нам впаривают в качестве “науки”.

Согласно другим подсчётам, математическая вероятность формирования только одной молекулы сравнительно небольшого белка случайным образом составляет 1/10126 (число со 126 нулями). Но для создания даже простейшей клетки требуется не менее 300-500 белковых молекул. Поэтому

“с 1960-х годов учёные, к их чести, остерегаются заявлений о том, что при возникновении ДНК или белков большую роль сыграла случайность”[16].

Идея возникновения жизни вследствие случайного стечения обстоятельств уже давно не пользуется популярностью среди большинства учёных.

“Практически все учёные, занимающиеся происхождением жизни, полностью отказались от этого подхода… эта идея еще привлекает людей, не знакомых с фактами, но она не имеет никакой ценности”, –

описывает сложившуюся в научной среде ситуацию С. Мейер, продолжая свою уничтожающую критику дарвинизма:

“Даже в простой белковой молекуле или гене, кодирующем эту молекулу, содержится столько информации, что для создания такой молекулы случайным способом не хватит всего времени, прошедшего с момента Большого взрыва…”[17]

Для действия же естественного отбора необходимо не просто появление хотя бы примитивного живого организма, но и механизма саморепликации, а это, в свою очередь, требует наличия гораздо более сложного генетического кода, лишь многократно усложняя ситуацию.

Понимая, что ДНК тем более не могла образоваться путем случайного перебора и соединения отдельных молекул или их блоков в первичном “бульоне”, некоторые учёные стали выдвигать на эту роль РНК. Но всё разбилось о скалу абсолютной математической невероятности одновременного появления рядом с такой РНК еще одной её точной копии, поскольку только при этом условии может произойти удвоение РНК, а следовательно, по словам Мейера,

“случайное возникновение примитивной самовоспроизводящейся системы невозможно[18].

Хотя какое-то время теория с РНК была популярна, против неё было выдвинуто множество возражений, и она благополучно почила в Бозе. Биохимик Джеральд Джойс из Института Скрипса выразился по этому поводу категорично:

“Чтобы доказать, что РНК была первой жизнеспособной молекулой, нужно один ложный постулат взгромоздить на другой”[19].

Специалист по нуклеиновым кислотам и преподаватель молекулярной биологии в Университете Коннектикута Джей Рот о модели случайного возникновения РНК замечает, что данная макромолекула

“всё равно остаётся чрезвычайно сложной. В настоящий момент кажется разумным допустить для этой модели, и только для неё, вероятность существования Создателя”[20].

На уровне молекулярной биологии теория дарвиновской эволюции не может быть никак решена положительно. Раньше считалось, что клетка имеет простые структуры, однако по мере проникновения в тайны её организации и функционирования открылась совершенно иная картина.

Профессор биологии Майкл Дж. Бехе (Behe) из Университета Лихай (Пенсильвания) называет клетку

“безумно сложным устройством, управляемым микромеханизмами, размеры, мощность и взаимодействие которых жёстко обусловлены”.

Он основывается на тезисе, что подобные “системы с не поддающейся снижению сложностью” не подчиняются законам эволюции, и именно такой суперсистемой является любая клетка:

“Движущие силы эволюции не могут создать подобную систему полностью и сразу, поскольку она слишком сложна. Вероятность её эволюционного происхождения равна нулю. Такая система не может развиваться из некоего прародителя путём многочисленных постепенных изменений: если предшествующая система не имела одного из необходимых элементов, значит она была неработоспособной”[21].

Примерами таких сложных систем являются реснички и жгутики у бактерий, представляющие собой очень сложную многокомпонентную микроструктуру, которая функциональна только на основе взаимодействия всех своих частей в готовом законченном состоянии, и которая не может иметь никаких других промежуточных “переходных” форм[22].

Профессор биологии Майкл Бехе

Внутриклеточная организация производства белков, транспортировки и переработки веществ наиболее сложна. Эукариотические клетки (входящие в состав всех организмов) разделены на ряд отсеков, каждый из которых окружён тончайшей мембраной. В клетке более двадцати таких отделений, и каждому отведена своя важная функция с транспортной и сигнальной системой, регулирующей процесс доставки, отгрузки, хранения и выведения компонентов. Каждый белок должен попасть в свой отсек, для чего в клетке предусмотрена целая система внутриклеточных “автострад”, молекулярных “грузовиков” с “двигателем” и “кузовом” для перевозки грузов. Каждый такой “грузовик” должен знать, что именно грузить, куда ехать и где разгружаться, а каждый отсек должен уметь различать компоненты, чтобы принять через свою мембрану только те из них, которые предназначены только для него. Одна лишь клеточная органелла рибосома, работающая по заданной матрице, состоит из миллиона с лишним атомов, объединённых в полсотни больших молекул. Это своего рода “автоматизированная фабрика по производству белков”, необходимых для создания ДНК. Этот нанотехнологический механизм, который многократно умнее человека, способен создавать всё живое на Земле, будучи при этом в несколько тысяч триллионов раз меньше любого самого маленького механизма, созданного людьми. Такая микроскопическая система, по убеждению профессора Бехе, не могла собрать сама себя даже в течение самого длительного времени путём мелких изменений, так как изначально, чтобы она заработала, каждый её компонент уже должен находиться на своём месте. Это и есть пример того, что называется системой с не поддающейся снижению сложностью[23].

Другой такой системой является многоступенчатый механизм свёртываемости крови. Его сложность также не поддаётся снижению. Или он есть целиком, будучи создан в готовом виде во всех своих синхронно взаимодействующих компонентах, или отсутствует полностью, пребывая в нерабочем бесполезном состоянии[24]. Первостепенная важность этого механизма для всех живых существ с кровеносной системой (теплокровных и холоднокровных) не требует дополнительных разъяснений.

Профессор М. Бехе является сторонником разумного Творца, который управляет мутациями, двигающими эволюцию. Признавая общее происхождение видов и фактор естественного отбора, он ставит под сомнение масштаб и способность случайных мутаций производить полезные мутации, ведущие к новым полезным структурам и процессам. Подробнее об этом он написал в своей книге “The Edge of Evolution”, вышедшей в 2007 г.[25]

Среди российских специалистов в данном направлении работает профессор кафедры технической физики Физико-технологического института УрФУ А. В. Мелких[26], автор свежего труда “Теория направленной эволюции”[27]. В нём ставится ряд неудобных для биохимиков вопросов касательно механизмов работы клетки и её органелл на молекулярном уровне (чему в книге уделяется много места), ответов на которые до сих пор нет. Чаще всего многие фундаментальные вопросы о принципах функционирования сложных клеточных структур даже не поднимаются учёными, которые продолжают верить в ненаправленную эволюцию. Для реализации эволюции, особенно в её т. н. “критических шагах”, путём простого перебора всех возможных комбинаций в нуклеотидах нет необходимых условий, так как число таких случайных переборов, способное привести к положительному эффекту, экспоненциально велико (полное число вариантов генома живого организма составляет 41000000) и не укладывается в рамки ни отведённого дарвинистами для эволюционного процесса времени, ни количества на всём его протяжении особей любых видов. При этом совершенно не учитывается тот факт, что взаимодействие видов и особей в экосистеме представляет собой гораздо более сложное явление, чем сложность каждого организма в отдельности. Не решена и проблема появления первого репликатора – ни на опыте, ни теоретически. Механизм сложнейшей точной упаковки (сворачивания) ДНК, которая имеет экспоненциально много возможных вариантов, тоже до сих пор не получил никакого объяснения, как и многое другое. Во многом неясными остаются даже механизмы формирования органов и тканей в процессе развития и жизни организма. По мнению автора, недостаточно указать эволюционных предков, нужно показать сами механизмы эволюции, показать, как именно произошёл переход от предковых форм, а вторую задачу дарвинизм не решает.

Проф. А. В. Мелких

Учёный считает, что развитие и мутации биологических видов объясняются заложенной в их генах изначально априорной информации, которая активируется, когда появляется в этом необходимость. Механизмы молекулярной “экзаптации”, “блочного кодирования”, “горизонтального переноса генов” и т. д. работают только при наличии априорной информации, каковы бы ни были её истоки. Если эволюция слепа и никуда не направлена, то “блочные” и др. способы мутаций не могут ускорить перебор, поскольку всё равно требуют наличия априорного знания. По заключению автора,

“естественный выход из ситуации состоит в том, чтобы предположить, что эволюция априорно направлена[28].

Эволюция должна быть априорно направленной, чтобы преодолеть барьер сложности живых организмов.

Считается, что т. н. “горизонтальный перенос генов”[29] играл важную роль в эволюции видов на всём пространстве нашей планеты – настолько важную, что можно даже говорить о существовании “единой генетической сети Земли”. Если действительно существует механизм распознавания участков генов в глобальной “генной сети”, то эволюция может быть резко ускорена. Но как раз наличие такой сети и должно рассматриваться как инструмент направленной эволюции.

Помимо этого, эволюция жизни должна быть непосредственно связана с эволюцией вещества, звёзд, галактик и вселенной в целом, что многократно увеличивает её сложность и соответственно снижает вероятность любых случайных процессов и взаимодействий, которые могли бы создать необходимый в рамках ненаправленной эволюции порядок. Свойства вселенной на ранних стадиях тесно связаны со свойствами жизни, все константы материи и энергии должны быть заранее предопределены, чтобы появилась жизнь. Именно квантовое состояние вселенной во время Большого взрыва позволило заранее закодировать в нём свойства всех живых существ, которые возникли впоследствии, – уверен профессор. Он останавливается на теме сходства вселенной с живым организмом по многим параметрам. Вселенную, по его мнению, следует рассматривать как “живую систему”, в которой все формы жизни являются эндосимбионтами[30] по отношению ко вселенной как суперорганизму[31].

Теория Дарвина была опровергнута вскоре после её публикации, когда шотландский профессор инженерии Университета Эдинбурга Флеминг Дженкин против возникновения новых видов путём естественного отбора выдвинул следующее возражение: случайно появившийся у отдельной особи новый признак будет нивелирован при скрещивании с другими особями и не сможет закрепиться в популяции. Сам Дарвин назвал это возражение “кошмаром Дженкина” и согласился с неопровержимостью этого аргумента. Дарвин даже признал своё “унижение”. Еще бы! Ведь шотландец выставил англичанина идиотом, прибил к доске позора, размазал по стенке, просто смыв труд всей его жизни в уборную. Но, спрашивается, до сего дня разве кто-то опроверг “кошмар Дженкина”? – Нет! Хотя жалкие неубедительные попытки, разумеется, предпринимались и предпринимаются. Напротив, было доказано, что геном имеет особую защитную функцию от мутаций системой репарации ДНК, в которой

“особые ферменты химически узнают изменённые участки, а потом удаляют их и вставляют новые взамен удалённых”[32].

Флеминг Дженкин

Хотя такая система не исправляет все без исключения мутации, однако сильно препятствует накоплению любых ошибок, которые могли бы изменить геном в целом. И, напротив, если эволюцию признать направленной априорно, то сразу множество разных особей (как самцы, так и самки) с высокой вероятностью будут иметь сходные изменения генома, и тогда такое управляемое изменение, не связанное с необходимостью случайного перебора всех вариантов в единичных случаях, будет успешно закреплено в популяции.

Дарвинисты так и продолжают ходить “униженными”, но всё равно в приступе безумия цепляются за теорию, так легко и убедительно оспоренную. Благоприятную почву для распространения дарвинизм находит в массовом умопомешательстве, это системный критический сбой человеческого сознания. В отличие от своих последователей Дарвин имел мужество признать полное фиаско собственных псевдонаучных разработок.

*     *     *

Эволюционисты дарвиновского направления называют в качестве главного двигателя эволюции способность материи к упорядоченной самоорганизации, оперируя понятием “самосборки” частей молекулярных механизмов[33]. Если это так, то мы должны сделать однозначный вывод о разумности материи, об обладании материей сознанием. Но ведь именно о понятии живой материи, живого космоса как раз и говорили некоторые древнегреческие (гилозоизм и панпсихизм)[34], вавилонские[35] и китайские философы, а также арийские мыслители древней Индии. По словам А. Ф. Лосева,

“античный космос… есть живое, одушевлённое и даже самосознающее человеческое тело”[36].

Впрочем, существуют и другие объяснения свойства разумного поведения материи и её (само)организации в сложные структуры. Например – теория голографической вселенной, о которой пойдёт речь подробнее в следующей главе. Если Дух действительно пронизывает собой всю вселенную, каждую её часть, то нет ничего удивительного в том, что этот Дух и задаёт ей все алгоритмы поведения, включая способность развиваться и усовершенствовать свои формы, эволюционировать. Еврейское и иудеохристианское понимание, напротив, отрицает такую возможность, противопоставляя материю Творцу и полагая, что она, будучи по своей природе мёртвой, существует от Него полностью автономно, а её единственный закон – постоянное стремление к энтропии в закрытых системах. Но космос в действительности оказывается открытым для сил, о которых иудеохристианские богословы имеют самые смутные представления или не знают о них вообще. Речь идёт о тёмной материи, которую древние называли в Греции эфиром, а в Индии акашей (ākāśa), причём арии считали акашу первоосновой мира (Чхандогья-упанишада I. 9,1-2).

Однако грань между живым и мёртвым слишком тонка. На молекулярном и клеточном уровне невозможно определить рубеж перехода от мёртвого к живому, от бессознательного к сознательному. Например, можем ли мы считать ДНК или даже белки, обнаруживающие сложное, на грани разумности, поведение – мёртвыми? Это весьма спорный вопрос. Достоянием науки уже давно стало понимание того, что микроорганизмы, которым приписывается бессознательное состояние, обладают по меньшей мере коллективным сознанием. Ничто не мешает считать признаком жизни любое движение и взаимодействие, которое никогда не бывает беспорядочным, а лишь может казаться таким из-за недостаточного понимания человеком уровней порядка. Всё дело в том, что

“первая жизнь на Земле возникла из состояния, которое мы называем смертью, а возможно, из какого-то пограничного состояния”, –

считают авторитетные учёные палеонтолог профессор биологии Питер Уорд (Вашингтонский университет) и геофизик Джозеф Киршвинк (Калифорнийский институт), предложившие новую концепцию истории происхождения жизни на Земле[37]. В их взгляде нет ничего удивительного или невозможного. Ранее мы уже останавливались на проблеме интерпретации библейского способа создания человека, и по аналогии – всех живых организмов, из мёртвых глиняных форм-заготовок, которые были оживлены посредством отдельного акта “вдувания” в них жизненной энергии Богом (или богами). Но тот факт, что всё живое состоит из неживого, уже заставляет нас не слишком акцентироваться на разнице между живым и неживым. Лишь примитивные религии, руководящиеся фрагментированным подходом (в основном семитские), решают этот вопрос однозначно: вся материя сама по себе мертва, а в движение её приводит воздействующая на неё сила вездесущего духа жизни. Но такое философское положение выводится лишь путём неоправданно строгого разграничения духовного и материального начал, что невозможно признать теологически верным правилом. Христианские мистики на базе античной философии отчасти разрешили эту проблему, лишив материю субстанции. Однако, как выше мы подчеркнули, их апофатический подход, питающийся плодами неоплатонической диалектики, не стал главной основой православной догматики, исходящей преимущественно из катафатических положений низшего умозрительного порядка и эмпирического опыта.

В исследовании Уорда и Киршвинка важнейшим заключением стало категорическое отрицание этими учёными возможности самопроизвольного происхождения жизни на Земле. Они доказывают, что в начальный период земная среда являлась

“ужасным местом для формирования сложных молекул вроде белка и нуклеиновых кислот”, поэтому в то время и еще очень долго “Земля не могла быть подходящим местом для первичной фазы возникновения жизни[38].

Вместо этого они предлагают теорию панспермии и занесения жизни на нашу планету с Марса – на самом деле схему еще более сложную, необоснованную и неправдоподобную (неужели на Марсе условия были лучше?).

Уорд и Киршвинк подробно живописуют условия, в которых на Земле должна была якобы случайно возникнуть жизнь. Не рискуя даже назвать её под своим именем, а определяя её как “землеподобную планету”, они считают, что на протяжении более половины всей её истории любая сложная многоклеточная жизнь существовать на ней не могла, а

“в разные периоды своего бытия наша «землеподобная» планета не могла иметь вообще никакой жизни”[39].

Поначалу, когда Солнце еще не было таким активным, как ныне, поверхность Земли согревали парниковые газы, атмосфера буквально клубилась паром и углекислым газом, а запасы воды были заперты внутри планеты, вырываясь наружу в виде пара. Небо, по всей видимости, было оранжевым или красно-кирпичным, а образовавшиеся постепенно моря, которые заполнили практически всю поверхность, являлись коричневой грязью. По словам учёных, это было “адское время огня и серы[40].

Тем не менее в токсичных почти бескислородных условиях[41] и полумгле – когда воздух был наполнен ядовитым сероводородом, метаном, аммиаком и углекислотой вкупе с убийственным ультрафиолетом (озоновый слой еще не был сформирован), когда океан был закисно-сероводородным, а температуры намного превышали норму – простейшая жизнь каким-то образом всё же смогла появиться и существовать[42], буквально утопая в том, что мы привыкли называть “дерьмом”. Это явно была другая жизнь, специально приспособленная к тем условиям, которые для нас кажутся невыносимыми.

Сразу припоминается образ кипящего кала из книги Откровение Иоанна, в которой описано “озеро, горящее огнём и серой”, где будут мучиться грешники (Откр 14:10, 19:20, 20:10, 21:8)[43]. Трудно сказать, знал ли автор этого произведения иудеохристианской апокалиптики о состоянии Земли в архейском эоне (датировка условна). Возможно, знал, или ему это было показано (как и левитам откуда-то ведь стало известно о паре, выходящем из-под земли – Быт 2:6). Во всяком случае, в этом эсхатологическом образе “бурления говн” просматривается намёк на то, что в конце времён Земля вернётся в своё изначальное состояние “землеподобной планеты” с кошмарной для жизни средой. Она опять станет тёмным адом, где не будет ни моря, ни света от Солнца и Луны (Откр 21:1,23), а избранные окажутся в гигантской спасательной капсуле – “золотом городе” в форме правильного куба, который сойдёт с небес (Откр 21:10-16) (об этом кубе мы будем говорить, когда коснёмся вопросов эсхатологии).

На протяжении большей части своей биологической истории земной мир был населён бактериальной биоплёнкой, на поверхности Земли существовали лишь бактериальные маты в виде куполообразных строматолитов, и больше ничего. Много позже появились примитивные водоросли[44]. Благодаря появлению и бурной деятельности сине-зелёных водорослей, введённых Творцом на следующем этапе, атмосфера стала резко насыщаться кислородом, что привело к упомянутому “великому кислородному событию”, похоронившему массу живых существ, и повлекло за собой не менее катастрофические последствия – образование “Земли-снежка”, полностью покрытой льдом (т. н. Гуронское оледенение). Это оледенение и создание новых неблагоприятных условий спровоцировала сама жизнь[45].

Всё, над чем в представлении дарвинистов так долго “трудилась” беспорядочная слепая эволюция, все существа со старым генокодом были очень быстро уничтожены. Потребовалось новое творение видов с принципиально иными биохимическими характеристиками, позволяющими запустить процесс аэробного дыхания и потреблять кислород – свойство, которое “могло развиться только после появления кислорода”[46]. Возник совершенно новый тип внутриклеточного строения, произошла резкая принципиальная перестройка всех геномов, чтобы организмы научились дышать кислородом[47].

По окончании Гуронского оледенения (датировка условна) уровень кислорода снова упал, на этот раз погубив аэробные формы жизни. Жизни снова пришлось перестраиваться в кратчайшие сроки.

Первые земные ландшафты представляли собой крайне унылую картину. Растительность, которая стала заполнять сушу, была “совершенно чуждой современному миру”. Судя по окаменелостям, повсюду чахлые стебельчатые растения и лишайники тогда соседствовали с гигантскими древовидными грибами, а между ними сновали мелкие насекомые и паукообразные твари[48]. Строение многих существ, окаменелости которых найдены в древнейших геологических слоях,

“совсем не напоминают организмы современных животных”, они представляли собой самостоятельные типы, которые “не могли быть причислены к современным группам”; “когда-то дно океана населяли всевозможные странные и причудливые животные, обладавшие неизвестными вариантами строения тела”[49].

История с “бурлением говн” еще раз повторилась, по-видимому, в конце палеозойской эры(датировка условна). Сероводород, производимый в океанах чрезвычайно размножившимися пурпурными бактериями, стал причиной нового вымирания в море и на суше. Накопленный в глубинных слоях океанов сероводород, превысив критический барьер, поднялся к поверхности воды в виде больших пузырей. Они лопались и токсичный газ устремлялся в атмосферу. Результат был ужасен – всё живое стало задыхаться в этих отвратительных миазмах, усиленных гниющими останками растений и мёртвых тел обитателей моря и суши. Пострадал даже озоновый слой, что еще больше увеличило вымирание, известное как пермское (датировка условна), одно из самых крупных[50].

По-видимому, древние эллины имели в своём распоряжении какие-то отголоски знаний о тех далёких временах. Так, Демокрит описывал Землю в её первоначальном состоянии как влажную, подобную илу или грязи. Затем она начала уплотняться и высыхать под действием солнечных лучей. Тогда

“в отдельных местах, где образовались скопления влаги, под воздействием теплоты началось брожение, а на поверхности влаги появились гнилостные пузыри, покрытые тонкой плёнкой, подобные тем, которые можно наблюдать в болотах и трясинах. В этих пузырях и зародились живые существа… Вслед за Эмпедоклом Демокрит полагает, что в процессе первоначального возникновения живых существ, наряду с ныне существующими животными, были произведены всевозможные чудовища и уроды, которые, однако, оказались нежизнеспособными: выжили только те, которые оказались способными добывать себе корм и размножаться путём совокупления”[51].

В “Истории Вавилонии” вавилонского жреца Бероса (Белроша)[52] излагаются и вовсе потрясающие детали, которые в общих чертах подтверждают картину развития земной биосферы, которую ныне предлагают учёные. В этом источнике говорится, что

“было время, когда существовала только тьма и водная бездна, в которой обитали крайне отвратительные существа…”,

ими тогда правила богиня Оморка, по-халдейски Тхалаттх (Луна). Но демиург Бел разрубил Тхалаттх и “уничтожил всех зверей бездны”. Белрош подчёркивает, что

“всё это – аллегорическое описание жизни природы, ибо вся вселенная пропитана влажностью, из которой постоянно рождаются живые существа”. Когда Бел “привёл вселенную в порядок… созданные до этого и непривычные к свету животные вымерли”, а вместо них были порождены “животные, не боящиеся света”.

Теперь мы знаем, что Луна в самом деле играла значительную роль в формировании жизни, её гравитация и более близкое расстояние до Земли запустили тектонику нашей планеты, не дав ей разогреться до высоких температур. Луна способствовала смещению водных масс ближе к экватору. Также известно, что солнечный свет поступал в гораздо меньших объёмах к поверхности Земли, чем сейчас. И действительно, когда-то существовали микроорганизмы, которые не использовали фотосинтез, но впоследствии уступили господство фотосинтезирующим бактериям.

Вообще, была замечена закономерность: события массовых вымираний, как правило, соотносились с периодами низкого уровня кислорода или его быстрого снижения[53]. Вместе с тем вымиранию способствовали ледники, которые не менее трёх раз наступали и отступали, приводя к резким перепадам температур от тропической жары к арктическому холоду и обратно, сея повсюду смерть[54].

Такая “эволюция”, конечно, не могла быть плавной, линейно-последовательной – “униформистской”. Она должна была быть прерывной – замедляться и запускаться снова и снова, каждый раз после глобальных катастрофических перемен в экосистеме[55]. Это было обновлением через уничтожение. Но тогда это уже не одна эволюция, а много эволюций. Поэтому дарвиновское понимание её хода следует однозначно отвергнуть. Здесь явно имело место активное вмешательство Высшего Разума, который не просто следил за происходящим, но и непосредственно регулировал весь процесс происхождения, истребления и возрождения видов. В противном случае без такого Наблюдателя и Промыслителя жизнь, периодически уничтожаемая на Земле вследствие стихийных непредсказуемых бедствий, была бы невозможной. Не говоря уже о макроэволюции[56].

На основе окаменелостей нельзя сделать вывод о макроэволюционных превращениях. Это исключительно вопрос интерпретаций. Палеонтологические находки не свидетельствуют об изменчивости видов, они показывают только то, что эти виды существовали и, возможно, сменяли друг друга в разные геологические эпохи. Как именно появлялись новые виды и типы, этого никто не знает. Поэтому учёные вправе строить только предположения, а не выдавать их за точно установленную научную истину.

Итак, понимая все эти трудности и осознавая, что мир во многом сформировала эволюция экосистем, дарвинисты были вынуждены отказаться от представления о постепенном медленном развитии жизни, и выдвинули новую теорию о “взрывном” или “скачкообразном” характере биологической эволюции, потенциал которой каким-то образом резко возрастает именно под воздействием дестабилизирующих земную биосферу факторов. Каждый такой стрессовый челендж, как свидетельствуют ископаемые останки, вызывал усложнение организмов, создавая

“эволюционную катапульту для запуска больших изменений в развитии сложных и разнообразных форм жизни”[57].

Соглашаясь с этим положением, профессор палеонтолог А. Ю. Журавлёв формулирует его следующим образом: 

“За счёт периодических вымираний сообщества постоянно обновлялись, что также положительно повлияло на рост разнообразия организмов. Кроме того, частые заморы тоже способствовали эволюции отдельных групп”[58].

Данное воззрение поддерживает и Роберт Хейзен. По его мнению, несмотря на то что ледниково-парниковые сдвиги в климате вызывали гибель почти всего живого, они в то же время

“открывали новые возможности для развития жизни”; именно “жёсткий ледниково-парниковый цикл в конце концов сыграл важнейшую роль в эволюции современного мира”[59].

Тот же вывод делается и касательно появления и развития динозавров. Палеонтолог Стивен Л. Брусатти (Эдинбургский университет) полагает, что после опустошения экосистем крупнейшими в истории Земли вулканическими извержениями

“динозавры стали крупнее, разнообразнее и многочисленнее… в то время как другие группы животных вымирают. Мир катился в преисподнюю, а динозавры процветали, как-то используя окружающий хаос себе на пользу”[60].

Но, на наш взгляд, данная теория “скачковой” эволюции, если она верна, служит лишним подтверждением её разумной направленности. Какой-либо естественный случайный ход такой эволюции полностью исключён.

Полемика креационистов с униформизмом стала постепенно превращаться в войну с ветряными мельницами, поскольку макроэволюционисты давно от него отказались, и даже в продвижении катастрофизма переплюнули самих креационистов, которые исходят из события одного только всемирного потопа, в то время как эволюционисты указывают на целых пять больших вымираний, когда исчезало от 50% до 90% видов, не считая ряда менее масштабных катаклизмов[61].

Когда случилось “кислородное событие”, стали появляться первые многоклеточные организмы. Именно кислород способствовал возникновению экземпляров более крупных размеров, и когда его уровень достиг 32-35% в атмосфере (сейчас 21%), увеличив также парциальное давление, это привело к гигантизму, особенно характерному для эпохи динозавров[62].

Окаменелости настоящих животных появляются в более поздних отложениях кембрийского периода (датировка условна), причём “сразу в большом изобилии”[63]. До кембрия из сложных организмов существовали лишь некоторые медузы, губки и черви[64]. Внезапно всё изменилось. Этот феномен получил у палеонтологов название “кембрийского взрыва”. В этот поистине революционный период за ничтожный по геологическим меркам срок появились сразу все типы известных ныне животных, причём “со времён кембрия не появилось ни одного нового типа животных, и ни один тип полностью не исчез”[65], тогда как предшествующие типы погибли. Возникло

“от двадцати до тридцати пяти радикально новых форм строения организмов… и никаких переходных форм”[66].

По заявлению профессора антропологической биологии Джеффри Х. Шварца (Питтсбургский университет), основные группы животных в это время появляются в летописи окаменелостей, “как Афина из головы Зевса – уже взрослыми и рвущимися в бой”[67]. Кембрийский взрыв, очевидно, не укладывается в теорию униформизма, а мы бы добавили, что и в дарвиновскую эволюцию вообще!

Интенсивное появление новых форм было характерно также и для триасового периода (датировка условна), когда появились

“совершенно до того невиданные существа, обладающие новыми формами, кардинально отличными от форм палеозойской эры”[68].

Дарвинисты при описании этих и иных изменений в строении организмов пользуются такой странной терминологией, которая, мягко говоря, вызывает недоумение. Животные якобы “отказывались” от одних органов, “отращивали” и “осваивали” другие, в результате отбора “обзаводились” всё новыми и новыми признаками, которые по никому неведомым законам закреплялись в популяциях и приводили к формированию новых видов. Некоторые животные выходили из воды на сушу, меняя плавники на ноги с копытами, а затем будто бы опять возвращались в океан, “переобувшись” в плавники или ласты (что утверждается в отношении морских млекопитающих). Ну, а кто-то решил взлететь и отрастил сам себе перья и крылья, заодно отказавшись от зубов и вырастив клювы. В общем, стоило “скотам несмысленным” только чего-то сильно пожелать – и вот, “мечта” многих поколений тварей через длительное время напряжённых ожиданий и психотренинга наконец сбывалась… Что уж говорить, если палеонтологи всерьёз верят в свои важные “открытия”: например, в “парнокопытность” китов[69] и происхождение куриц от тираннозавров – верят, между прочим, не голословно, а с “доказательствами”[70]. Это вполне сродни наивной теории происхождения европейского человека от обезьяны, основанной только на некоторых весьма отдалённых сходствах в их морфологии. Христиане, конечно, будут разочарованы, если их убедят в том, что куриные яйца, которые они дарят на Пасху как символ воскресения, являются на самом деле яйцами дальних потомков тираннозавра – драконовыми яйцами. Такой вот казус. Хотя, в каком-то смысле это даже символично…[71]

Появление или удаление органов, впрочем, не должно смущать приверженцев непогрешимости ветхозаветной письменности, которые обязаны верить в то, что Бог был силен лишить змея конечностей и изменить его пищевой рацион (Быт 3:14), т. е. перестроить его морфологию и пищеварение, а затем перенести эти приобретённые признаки на всех его потомков – яркий пример того, как еврейский демиург посредством генетической модификации создавал новые виды уже после завершения основной фазы творения[72]. Исходя из Быт 3:18, можно понять, что и растительный мир был подвергнут серьёзнейшей реорганизации по окончании шести дней творения.

Кстати, примитивные змеи (удавы и им подобные) действительно имеют рудименты бедренных и тазовых костей. Эти рудименты свидетельствуют о том, что предки змей поначалу являлись четвероногими животными, но потом утратили функцию конечностей[73]. Вот вам наглядный пример направленной библейской эволюции. Если подобные проделки удались со Змеем, то нет никаких гарантий тому, что аналогичные анатомические эксперименты в дальнейшем не продолжились на иных животных, в чём-либо “провинившихся”, тем более что животным тоже приписывается свойство “извращать пути свои” (Быт 6:12), подразумевающее наличие у них свободы сознательного нравственного выбора – в полное противоречие с низшей психической природой животных. Ведь животные руководствуются в основном вложенными в них инстинктами, а вовсе не избирательностью между добром и злом[74]. И не только экспериментировал Яхве на животных, но и на людях. Анатомические изменения были внесены “Господом”, чтобы женщины мучились при родах (Быт 3:16), а это тоже весьма серьёзная перестройка организма. Очевидно, в “райском саду” люди должны были иметь или иные механизмы развития плода, или иную морфологию соответствующих органов, черепа и тазобедренных костей. То есть это был другой вид людей.

Но вот что важно. В докембрии, в геологическую эпоху, которую называют эдиакарием (датировка условна), еще не существовало хищников! Поэтому его поэтически именуют “эдиакарским садом”, ведь он являлся тем историческим отрезком, в который многоклеточные наслаждались спокойной жизнью, не боясь нападений и не имея никакой защиты от любого вида агрессии. На закате эдиакария этот примитивный “райский сад” исчез, “уступив место огромному разнообразию ползающих и плавающих плотоядных и травоядных”[75] с присущими им орудиями истребления живого; “кембрийские слои буквально переполнены и остатками самих хищников, и свидетельствами их нападений”[76]. По воззрению макроэволюционистов, их агрессия стала новым спусковым крючком для мутационных изменений, которые привели к настоящей “эволюционной гонке вооружений”, например, возникновению разнообразных защитных средств от нападений хищников – раковин, панцирей, шипов, костяных бляшек, рогов, игл и т. д. Кто-то просто предпочёл зарыться в грунт или ил.

Наконец, после очередного триасово-юрского вымирания (датировка условна) на сцену выходят динозавры, у которых появился новый тип лёгких, каких биосфера еще не знала[77], и среди них настоящие короли хищников – тероподовые, совершенные машины убийства. Это был мир самых гигантских форм как у животных, наземных и морских, так и у растений.

Суперхищник T.rex. Совершенное божественное творение. How lovely! Just a cutie!
Не он ли “Левиафан, змей быстро бегущий” (Ис 27:1)?
“Это начало путей Божьих; только Сотворивший его может
приблизить к нему меч Свой
” (Иов 40:19).

Давно прошло время наивных предположений библейских креационистов о том, что все динозавры, включая относимых к хищным видам, в допотопные времена якобы были травоядными, а тираннозавры медлительными и неуклюжими, потому что при ходьбе опирались на массивный хвост, переваливаясь с ноги на ногу, как утки. Новые открытия удостоверили всех в том, что тираннозавры являлись чистыми мясоедами. Дело не только в строении зубов, острых как бритвы, и когтях. Хотя и это тоже говорит явно не в пользу травоядности. Как остроумно подмечает палеонтолог С. Брусатти, “если ваши зубы – ножи, а пальцы рук и ног – крюки, едите вы явно не капусту”. Так вот, имеется и

“много других доказательств: в области желудка скелета тираннозавра и в копролитах (окаменелом помёте) сохранились кости жертв, а запад Северной Америки усеян скелетами растительноядных динозавров – особенно трицератопсов и эдмонтозавров – со следами укусов, которые идеально соответствуют размеру и форме зубов T.rex[78].

В том числе в костях жертв найдены даже впившиеся в них сломанные зубы тираннозавра[79].

В юрский и меловый периоды (датировки относительны) растительноядные и плотоядные гиганты так расплодились, что стали влиять на климат. Биомасса ящеров могла достигать 200 000 кг /1 км2. Общий объём динозавровых “выхлопов” приближался к 5,2×1011 л в год – почти столько же, сколько выделяется метана всеми современными источниками вместе взятыми, но только на протяжении гораздо более длительного периода[80]. Результатом стало распространение динозаврами токсичного смрада в масштабах всей планеты. Это способствовало постепенному повышению температур и возрастанию парникового эффекта, что в итоге привело к новым катастрофическим последствиям, очередной болезненной перестройке всей биосферы и вымиранию самих динозавров.

Глядя на эту картину всеобщего пожирания живыми организмами друг друга, разнообразного изощрённого паразитства вкупе с кошмарными для большинства видов условиями существования при постоянном недостатке пищи, невозможно отделаться от мысли, что жизнь всех животных на Земле представляла на протяжении большей части истории и доныне представляет собой сплошное мучение в бесконечной жесточайшей схватке за ресурсы и ареалы обитания. Всё построено на одном принципе: хочешь выжить – убей. Даже, казалось бы, безобидные травоядные (которые, однако, тоже поглощают живое) играют всего лишь роль жертв в мире хищников. То есть глупая демагогия иудеохристианских богословов и православных св. отцов о том, что Бог создал живые существа якобы для того, чтобы поделиться с ними “блаженством” и для их “наслаждения”[81], что Он не хочет никого подвергать страданиям, не только не соответствует действительности, но даже выглядит, как издёвка. Как сказал диктатор одного варварского недогосударства: “Хотели бы отравить – отравили бы…” Вот так же и здесь. Если бы Бог хотел поделиться блаженством в этом мире, поделился бы, а не прятал счастье в область сакрального или посмертного, не приписывал человеку вину за недостатки его природы, которую Сам же и создал, и не устраивал на Земле перманентной массовой кровавой бойни, чтобы ежедневно кормить замученной плотью миллионы хищников в течение миллионов лет или просто ради сокращения численности того или иного вида, в том числе и людей. Разве что Он находит блаженство в мучении?..[82] Не это ли всё заставило Софокла изречь:

Величайшее первое благо – совсем не рождаться;
Второе – родившись, умереть поскорей
(Эдип в Колоне)[83].

По мнению некоторых протестантских креационистов, Бог сам положил начало убийствам[84]. К этому следует добавить, что все живые существа, включая человека, не просто умирают, но умирают мучительно, что можно назвать пыткой старостью. Как сказал тот же Софокл:

И предел всему последний —
Одинокая, больная,
Злая, немощная старость,
Ненавистная, проклятье
Из проклятий, мука мук!

Если наш мир так хорош, зачем тогда спасать этот мир или нас спасать от мира? Куда более релевантным выглядит учение буддизма о бесконечных страданиях как неотъемлемом качестве всего материального универсума. До чего же нужно было довести людей, если, по рассказу Геродота, фракийцы оплакивали новорождённых, скорбя о несчастьях, которые их ждут в жизни, и провожали с радостью и ликованием умерших, завидуя им в том, что они, наконец, избавились от всех зол![85]

Возникает вопрос: кто создал хищников? Казалось бы, Библия даёт однозначный ответ – их сотворил Яхве, потому что иного не подразумевается. Место Быт 1:21 с упоминанием больших танниним (ящеров)[86] не оставляет сомнений в том, что как травоядные, так и плотоядные динозавры были созданы им. Но странно то, что Яхве зачем-то обвиняет сотворённых им животных в “насилиях, жестокостях” (таков буквальный смысл евр. ḥāmās[87]; LXX искажает на ἀδικίας – ‘неправедность’) и грозит всем им за это истреблением (Быт 6:11-13). Хищники пожирали травоядных и друг друга, и это не понравилось их создателю, как будто он не знал или не понимал, кого и для чего он сотворил, какие инстинкты в них вложил, как отредактировал их ДНК[88]. Ну, ладно хищники… А стада мирно пасующихся травоядных тут при чём? Зачем губить всех? Между прочим, пострадали и растения. Они тоже были виновны? Судя по всему, этот “Господь” оказывается неспособным карать избирательно, хотя бы в соответствии с законом справедливости и элементарной целесообразностью.

В указанном отрывке применена игра однокоренных слов: поскольку мир “растлился, испортился” (šāḥēṯ), то “Я растлю (испорчу) их (mašḥîṯām)”. По-видимому, Яхве остался недоволен своими собственными созданиями, и он не придумал ничего лучше, как проклясть Землю (Быт 8:21) и отомстить её обитателям, как сейчас говорят, “зеркально”. Обвинение хищных животных в грехах, особенно за то, что они не могут стать вегетарианцами – это вообще что-то невообразимое! Можно ли отучить кошку ловить мышей? И главное – нужно ли?[89] Прямо скажем, крайне неудачное объяснение левитами причин потопа. Разве что-то изменилось после потопа в природе животного мира? Абсолютно ничего. Напротив, право убивать животных ради пищи было подтверждено в завете с Ноем, поэтому “всё движущееся” – животные, птицы и рыбы – должны “ужасаться и бояться” человека, в руки которому они отданы (Быт 9:3) еще со времён Адама. Хищничество и плотоядство удостоились “Божьего” благословения. Так зачем, спрашивается, было всё так необдуманно истреблять в приступе неконтролируемой злобы и гнева? Яхве действует явно непоследовательно, как какой-то неуравновешенный психопат, руководящийся сиюминутными побуждениями: сначала он раскаялся в том, что создал такой несовершенный мир с плохими животными (Быт 6:7), а потом пожалел, что все дела рук своих уничтожил. На сей раз он говорит такие слова:

не буду больше проклинать землю из-за человека, потому что помышление сердца человеческого – зло от юности его; и не буду больше поражать всего живущего, как я сделал (Быт 8:21).

Наконец-то до тугодума Яхве дошло, что то зло, которое он сам же вложил в человека и животных, явление врождённое, и с этим ничего поделать нельзя, разве что необходимо изменить их природу путём прямого вмешательства в их ДНК и даже в сами матричные “логосы” творения. Но Яхве ничего не хотел менять, потому что он прекратил творить и созидать в день седьмой (Быт 2:3), не желая в новых обстоятельствах переступать через свой собственный принцип (психическое расстройство, сопровождаемое перфекционизмом и ригидностью).

Если Яхве уже не проклинает землю, то почему тогда иудеохристианские богословы продолжают настаивать, что мир до сих пор несёт в себе это проклятие? Если проклятие было снято при Ное, зачем искупление? Следствие проклятия земли – терния и волчцы (Быт 3:17-18). Почему они до сих пор растут, если Бог больше не проклинает землю? Уже и Адам искуплен, а они всё растут и растут. Ничего не изменилось. А значит иудеохристианские богословы неправильно понимают грех, проклятие, искупление и спасение. Их нужно осмыслять вне ветхозаветной парадигмы, иначе причинно-следственная связь между грехом, проклятием и искуплением нарушается. Проклятие снято, но оно действует; Адам искуплен, но люди несут его грех и умирают… Список противоречий можете продолжить самостоятельно.

Тот, кого левиты выдавали за Творца мира, таковым, конечно, быть не мог. В силу своих способностей (ограниченных, как видно) израильские жрецы пытались объяснить намерения и деяния настоящего Творца, но в результате создали Его образ, очень далёкий от реальности. Поскольку левиты интеллектуально были слабы, получилось то, что получилось – одна сплошная перверсия смысла. Странно, что иудеохристиане упорно продолжают искать “глубокую мудрость” там, где её нет, верить во всю эту чушь как нечто “духовное”, критикуя при этом всех на свете, кто не желает разделять их нелепые убеждения.

В оценке появления хищников и паразитов немаловажен нравственно-этический момент. Ведь человек, как известно, появился на свет вовсе не в эпоху “эдиакарского сада”, как и сама жизнь на Земле зародилась в условиях тёмного ада с кипящим калом, а не в раю. Человек тоже был создан в качестве важнейшего звена плотоядного мира (это мы доказываем на основании библейского текста), взобравшись тотчас на самую вершину пирамиды хищников и возглавив всех кровавых пожирателей, терзателей, кромсателей и потрошителей живой плоти. Таков-то “венец творения”, якобы сотворённый “по образу и подобию” Божьему, а на самом деле – плод деволюции падших ангелов.

Человек, самый опасный хищник-суггестор, в течение десятков тысяч лет постоянно массово истреблял мир фауны, но безжалостно уничтожаемые им млекопитающие, пресмыкающиеся, рыбы и птицы так и не нашли против него никакого противоядия. Они не смогли “приспособиться” к сему яростному геноциду и просто исчезают. Когти, зубы, клювы, быстрые ноги и крылья не помогли, а новыми средствами защиты они не “обзавелись”. В результате бешеной неограниченной охоты хомо-сапиенсов многие виды или вымерли совсем, или доживают свой век в Красной книге, а “катапульта взрывных мутаций” так и не включилась. Возможно, время еще не пришло, а возможно что-то не так со странными квазинаучными теориями.

Зачем были созданы хищники, на это есть только один ответ. Они были введены в качестве регуляторов, которые должны тормозить безудержное размножение и обеспечить пропорциональный баланс в существующих популяциях, чтобы ни одна из них не поглотила другую, и чтобы не был нанесён непоправимый ущерб биогеоценозам и экосистеме Земли в целом. Этим, в частности, и объясняется создание трофических пирамид, которые должны нормировать соотношение численности между классами и видами[90]. Другими такими божественными регуляторами являются смерть, инфекции, геологические катастрофы, космические катаклизмы. В частности, смерть является одной из стратегий эволюции организмов. Распространение генов смерти представляет собой запрограммированную часть направленной эволюции всей земной экосистемы[91].

Если бы Адам не был изначально создан высшим хищником, одновременно агрессором и паразитом, то он не смог бы “господствовать” над всем миром животных, что было ему заповедано элохим еще до “грехопадения”. Понимание “господства” Адама именно в таком ключе доказывается достаточно точным словоупотреблением в Быт 1:28, где ему даётся бераха (благословение): ḵiḇšū́hā – букв. ‘покоряйте, порабощайте, причиняйте насилие’, и rǝḏû – ‘попирайте, топчите’, а вовсе не смягчённое в синодальном “обладайте и владычествуйте” (следствие искажения в LXX: κατακυριεύσατε καὶ άρχετε – “владейте и управляйте”). Таким образом, Адам был создан не просто хищником, а плотоядно-травоядным универсальным суперхищником, несущим смерть всему живому на земле, в воздухе и воде – во всём, куда он только может дотянуться. Такая его природа, как мы доказали, не была следствием обольщения Евы Змеем. Значит человек тоже является регулятором биологических процессов в планах божественного домостроительства, в том числе не имеющим конкурентов регулятором собственной популяции! Так что логос уничтожения фауны, флоры и себе подобных (включая каннибальские наклонности), по-видимому, был заложен в человека уже на стадии замысла о его сотворении. И это парадоксально помогало ему выживать и развиваться. Хотя, разумеется, хищничество не единственная и не определяющая функция, к чему он был предназначен. Чтобы изменить сложившееся “печальное” положение, менять нужно не ДНК всего живого, а замысел.

Как же всё это понимать с точки зрения представлений о “благом” Боге?

Конечно, понятия “блага” или “любви” здесь вряд ли уместны. Даже если принять во внимание слова Иисуса о совершенстве в любви Отца, который “Солнце Своё возводит над злыми и добрыми и проливает дождь на праведных и неправедных” (Мф 5:45), мы должны понимать, что так было не всегда. Скорее, данное дидактическое поучение приложимо к естественному течению дел, но оно абсолютно неприменимо к случаям критическим, когда в ход истории вмешиваются силы, способные в переломный момент внести существенную коррекцию и всё перестроить. Такими событиями и являются катастрофы, подобные всемирному потопу или грядущей парусии, когда “Солнце померкнет и Луна не даст света своего” (Мк 13:24/Мф 24:29). В этих точках перехода Отец Небесный, конечно, не перестаёт быть благим и любящим – но благим не в человеческом восприятии, которое часто не способно дать правильные оценки происходящему, потому что не может охватить своим ограниченным разумом глобальный план. Отец всегда остаётся любящим, но являет то милосердную, то карающую любовь. В последнем случае Солнце уже не восходит над злыми и добрыми. Милость и любовь Отца, очевидно, превышают критерии добра и зла, будучи тождественны понятию “совершенства” (Мф 5:48 = Лк 6:36).

То, что человеку кажется злом или добром, может таковым вовсе не быть, его мнение часто субъективно и страдает узостью. Поэтому в приложении к Богу от обычной категории блага следует отказаться. Бог не зол, но и не благ! Когда Иисус говорит о Боге как благом (Мф 19:17/Мк 10:18/Лк 18:19), то Он имеет ввиду “Высшее Благо” (как точно определил Платон), или иначе Сверхблаго, которое не укладывается в привычные человеческие представления. Это и есть то, что названо “совершенством” Отца (Мф 5:48). Акцент здесь нужно ставить не на понятии блага, а на Боге как единственно благом, потому что никто другой не благ (Мк 10:18/Мф 19:17/Лк 18:19). На Земле и в людях, стало быть, блага нет (“весь мир лежит во зле” – 1 Ин 5:19). И Иисус даже готов отказаться сам от эпитета Благой (“что называешь Меня благим?”), дабы падшее человеческое добро не смешивалось в умах слушателей с превосходящим божественным. Такого именно объяснения требует апофатическое богословие, основанное на отрицательных характеристиках и описаниях Божества – не-благ. Поэтому, вслед за Афанасием Александрийским, мы можем сказать, что природа Творца не добрая, а “сверхдобрая” (ὑπέρκαλος)[92]. Это касается и любви. Божественная любовь совсем иного рода, нежели кому-то кажется или как нам хотелось бы. Она неразрывно связана со смертью как обновляющей, животворной, возрождающей и искупительной силой (Ин 3:16). С этой философской позиции и следует оценивать историю Земли, промысел о ней Бога и сам мир, который, как полагали левиты и с чем всегда соглашались богословы, был создан “хорошим весьма”[93]. Бесспорно, мир хорош, но далёк от совершенства для его обитателей в рамках их собственного восприятия.

Итак, события массовых вымираний приводили к существенному обеднению групп организмов. Но, как уже выше было обозначено, учёные подметили, что за фазами вымираний в обязательном порядке следовали периоды бурного роста разнообразия животных, когда “количество видов в каждый последующий период превосходило уровень, предшествующий периоду вымирания”[94]. Если это так, в таком развитии событий невозможно не увидеть руку Всемогущего Творца, который периодически “обнулял” и опять “воскрешал” земную обитель, чтобы её оптимизировать и привести в равновесие, улучшая с каждым новым циклом её качественные характеристики. Он не прекращал творить и созидать (creatio continua)[95], кажется, методом проб и ошибок, поскольку каждое вымирание сопровождалось вовсе не восстановлением прежних погибших видов или тех же самых природных условий, а созданием новых, ранее не существовавших. Он никогда не “почивал” от дел Своих, а продолжал экспериментировать в своей “лаборатории” под названием Земля. Поэтому новые животные и растения были биологически несопоставимы с прежними. Это касается не только морфологии тел и устройства органов, но и принципов метаболизма, способа размножения, организации нервной и кровеносной систем, пищеварения, дыхания и т. д. То, что некоторые виды могли чем-то напоминать прежние формой и образом жизни, не свидетельствует об их непосредственном генетическом родстве с вымершими и не должно никого вводить в заблуждение. Они скорее всего были созданы заново в модифицированном виде и встроены в соответствующие им экологические ниши, сложившиеся в результате контролируемых тем же Творцом климатических глобальных и региональных изменений.

*     *     *

В этой главе мы не ставили задачу решить, как совершались Богом творческие деяния и каким именно способом происходило создание Им живых существ. Очевидно только то, что Он ничего не лепил из глины и не вытёсывал из дерева, затем оживляя эти заготовки. Всё происходило иначе.

Творение не было однократным, оно было многоразовым, с введением новой таксономии животных и растений, модификацией их генома, созданием специализированных пищевых цепочек и биогеоценозов наряду с почти полной модернизацией всей земной биосферы. При этом предшествующие “экспериментальные” образцы, как правило, уничтожались, поскольку выполняли отведённую им роль на заданных исторических отрезках. Еврейская Библия тоже разбивает творение на несколько (а именно шесть) этапов, но в рамках единого сотворения неизменных форм в одной биосфере. Библейская поэтапная схема является лишь глухим эхом такого многоразового творения и неверна по сути, потому что противоречит современным открытиям в геологии и палеонтологии. Научные достижения и наблюдения позволяют нам увидеть детализированную картину развития жизни и неоднократных глобальных трансформаций планеты, которые в еврейской Библии отражены или слабо, или вообще никак, но подтверждаемую древнеарийскими преданиями о длительных космических циклах, называемых манвантарами (эпохами Ману), когда в начале каждой из них происходило обновление мира через пралайю (катаклизм) и появлялось новое человечество.

Согласно ведийскому знанию древних ариев, мы можем только предполагать, что создание, последующая генная рекомбинация и обновление живых существ на всех уровнях могли осуществляться разными способами. Но главным принципом жизнетворения, как нам видится, является волновое квантовое воздействие энергоинформационных потоков (божественных логосов) непосредственно на материю, или на генофонды популяций живых организмов. Видимыми природными ретрансляторами сих таинственных божественных энергий могут быть как космические лучи и частицы, так и небесные тела – планеты и звёзды, и прежде всего Солнце, которому во многих религиях отводилась роль Творца: в древнем Египте (культ Амона-Ра); в религии ариев, которые видели в Создателе Сурье-Савитаре – “единственного, кто правит силой вызывать к жизни” (Ригведа V. 81,5); и шире – в почитании верховного Божества Света и Дня индоевропейцами. По мнению физиков, космические излучения и даже одна единственная частица из открытого космоса могут проникнуть глубоко в ДНК и стать причиной мутаций[96]. Микроскопические частицы, летящие из космоса на огромных скоростях, ежеминутно прознают наш мозг и наши тела и могут воздействовать на генетический материал, производя как положительные (в случае их направленности), так и отрицательные мутации[97].

В первом эоне простейшие одноклеточные могли быть созданы Богом непосредственно, т. е. они возникли или прямо из небытия (квантового вакуума), или были “собраны” из неорганических компонентов (абиогенез или необиогенез)[98]. В следующих фазах направленной эволюции воздействие энергоинформационных потоков, исходящих от Единого Сверхсознания, могло осуществляться уже на генном уровне, позволяя создавать дальнейшее многообразие флоры и фауны (археобиоз или археогенез). Механизмы этого до конца не ясны, но мы видим, что на разных исторических этапах то появлялись, то исчезали те или иные формы и виды животных и растений, которые сменяли друг друга на рубежах определённых хронологических эпох.

Нельзя исключать, что в каждом эоне (а порой и в более короткие периоды) условной геохронологической шкалы часть видов по воле Творца могла вводиться непосредственным абиогенным способом, без участия переходных форм, а часть археогенным, через генную мутацию существующих видов.

Небиогенный способ, как мы его понимаем, может быть описан лишь в некотором приближении – как то, что иносказательно можно назвать “преломлением” существующих в скрытомпорядке платоновских идеальных форм (эйдосов), размноженных в развёрнутой реальности или через вариативное копирование[99], или посредством зеркального отражения, как гласит учение арийской философской школы парадвайты. Данный образ творения, как мы полагаем, был продемонстрирован Иисусом в таинстве умножения хлебов (при насыщении народа) и в преломлении хлеба за евхаристией, открывающей новое творение[100].

Как нам представляется (при том, что само происхождение нордической расы остаётся тёмным), предки арийской расы (homo sapienssapiens) были созданы абиогенным способом, в то время как расы неиндоевропейского происхождения (homo sapiens) – археогенным, поскольку последние имеют очевидные признаки нечеловеческой наследственности. Таксономически все существующие человеческие расы следует рассматривать как род, подразделяющийся на виды[101], имеющие несколько источников происхождения (полигенизм). Но об этом подробнее поговорим во II томе сего труда.

Очевидно одно – эволюционные процессы действительно происходили на Земле, жизнь на ней иерархически развивалась от простого к сложному, от низших к высшим (как это, собственно, следует даже из левитской космогонии). Все живые существа проходят стадии роста, воспитания, взросления, приобретения опыта, прежде чем достигнуть совершенного возраста и необходимых навыков. Это касается как отдельных индивидуумов, так и человеческих обществ и любых институтов, которые никогда не образуются сразу в готовом виде, но формируются постепенно (кроме случаев внешних вмешательств). На этом же принципе основано обучение. Всё имеет свои этапы развития и совершенствования[102].

Но каким бы ход эволюции не был – “взрывным” или “униформистским”, на макро- или микроуровне – её природа не могла быть случайной, следствием произвольных ничем не обусловленных беспорядочных молекулярных взаимодействий, а только закономерной, потому что динамика поступательного развития жизни всегда направлялась единым Сверхсознанием к заданной Им конкретной цели. Всё живое на Земле представляет собой единое генетическое древо, ветви которого, независимо от способа творения, определяют всё разнообразие биологических форм. Генетический код ядерной ДНК универсален, он одинаков у всех живых существ, поскольку у всех них используются одинаковые наборы кодонов (кодирующих нуклеотидных триплетов)[103]. Универсальный характер генетического кода является надёжным свидетелем единства всех сотворённых Богом живых организмов на стволе мирового Древа Жизни, под тенью которого “укрыты все звери полевые, и в ветвях его гнездятся птицы небесные, и от него питается всякая плоть” (Дан 4:9,18) – свидетелем единства происхождения мира от одного Бога. Это не значит, что всё многообразие земной биосферы, как считают дарвинисты, произошло от одной случайно появившейся клетки путём произвольных ненаправленных мутаций, а подразумевает совсем иное – именно то, что у всей живой природы имеется Единый Дизайнер и Конструктор.

[Автор: © Л. Л. Гифес;
© Ариохристианские исследования: https://svardat.wordpress.com
При репостах указание авторства и ссылка на ресурс обязательны]

> В ОГЛАВЛЕНИЕ <


[1] Оно удостоверяется большим количеством исследований горных пород и минералов, возраст которых охватывает продолжительный период земной истории. – См.: Хейзен Р. Указ. соч., стр. 186-190, 210.

[2] См.: Стюарт К. Вселенная на ладони. М. 2019, стр. 104-105.

[3] В Мидраше Берешит Рабба (Gen. Rab. 23, 68, 262-263) говорится о создании Богом и уничтожении множества миров, когда они переставали ему нравиться. – См.: Грейвс Р., Патай Р. Иудейские мифы книги Бытия. М. 2002, стр. 59.

[4] Хейзен Р. Указ. соч., стр. 264-265.

[5] Росс Х. Указ. соч., стр. 174.

[6] Там же, стр. 176.

[7] Там же, стр. 177.

[8] См.: Журавлёв А. Сотворение Земли. М. 2018, стр. 57.

[9] “Подавляющая масса архейских и протерозойских карбонатов, значительно нарастивших площадь континентов, обязана своим происхождением бактериальным сообществам”; “Многие минералы и горные породы, а в особенности залежи полезных ископаемых – суть следы жизнедеятельности тех или иных организмов”; “Бактериальные сообщества включились в образование новых горных пород и минералов, чем ускорили рост континентальной коры и тем самым – процессы, связанные с тектоникой плит”. – Журавлёв А. Сотворение Земли. М. 2018, стр. 57, 61, 469-470. “Большинство минералов на Земле порождены живым веществом”. – Хейзен Р. История Земли. М. 2018, стр. 211.

[10] См.: Хейзен Р. Указ. соч., стр. 14.

[11] См.: Стробел Л. Создатель под следствием. Симферополь. 2006, стр. 36, 245-247.

[12] Там же, стр. 247.

[13] См.: Росс Х. Творец и космос, стр. 195.

[14] Michael H. Hart. Atmospheric Evolution, the Drake Equation, and DNA: Sparse Life in an Infinite Universe. Physical Cosmology and Philosophy. New York, 1990, p. 263-264.

[15] Росс Х. Указ. соч., стр. 198-199.

[16] Стробел Л. Указ. соч., стр. 249.

[17] Там же, стр. 248.

[18] Там же, стр. 251.

[19] См.: Gerald F. Joyce. “RNA Evolution and the Origins of Life”, Nature 338 (1989), p. 217-224.

[20] См.: Jay Roth. The Piling of Coincidence on Coincidence, in: Henry Margenau & Roy Abraham Varghese, editors. Cosmos, Bios, Theos. Chicago, 1992, p. 199.

[21] Стробел Л. Указ. соч., стр. 211, 213.

[22] Там же, стр. 216-223; Мелких А. В. Теория направленной эволюции. Долгопрудный. 2020, стр. 294.

[23] Стробел Л. Указ. соч., стр. 223-225. В дополнение к этому материалу предлагаем посмотреть фильм “Происхождение” из серии “Мифы эволюции”. В нём наглядно демонстрируется работа клетки, выступают авторитетные учёные, критикуются недостатки материалистических теорий.

[24] Там же, стр. 225-228.

[25] Wiki/The Edge of Evolution.

[26] Судя по всему, является внуком известного учёного-инфекциониста А. А. Мелких (1872-1943).

[27] См.: Мелких А. В. Теория направленной эволюции. Долгопрудный. 2020.

[28] Мелких А. В. Указ. соч., стр. 63.

[29] Процесс, в котором организм передаёт генетический материал организму-непотомку, в отличие от обычного “вертикального” переноса потомку.

[30] Эндосимбионт – организм, живущий внутри другого организма.

[31] Мелких А. В. Указ. соч., стр. 326, 328, 341, 345.

[32] Там же, стр. 55.

[33] Хейзен Р. Указ. соч., стр. 164.

[34] Платон считал, что душа имеется у всего живого (растения, животные, человек) и неживого; душами обладают небесные светила, они и приводят их в движение. Эти души старше, чем их телесные оболочки, и именно их называют богами (Законы X, 893A-899D; Тимей, 38C-39E).

[35] См.: Элиаде М. Азиатская алхимия. М. 1998, стр. 110-112.

[36] Лосев А. История античной эстетики (ранняя классика). М. 1963, стр. 83.

[37] Уорд П., Киршвинк Д. Новая история происхождения жизни на Земле. СПб. 2016, стр. 44.

[38] Там же, стр. 78.

[39] Там же, стр. 25.

[40] Там же, стр. 26, 28, 30, 76, 107.

[41] В архейской атмосфере не более 0,0001%, в нач. протерозойского эона 1-2%. – См.: Журавлёв А. Сотворение Земли. М. 2018, стр. 81.

[42] Уорд П., Киршвинк Д. Указ. соч., стр. 64, 68, 69, 89, 93-94, 95; Журавлёв А. Сотворение Земли. М. 2018, стр. 124, 137-138, 150.

[43] Также в книге Зогар упоминается место в Геенне под названием цоа ротахат – ‘кипящие экскременты’.

[44] Протеро Д. Отпечатки жизни. 25 шагов эволюции и вся история планеты. СПб. 2016, стр. 17, 30.

[45] Уорд П., Киршвинк Д. Указ. соч., стр. 97, 98; Хейзен Р. Указ. соч., стр. 252.

[46] Уорд П., Киршвинк Д. Указ. соч., стр. 99.

[47] Там же, стр. 101.

[48] Хейзен Р. Указ. соч., стр. 290.

[49] Протеро Д. Отпечатки жизни, стр. 68-70.

[50] См.: Уорд П., Киршвинк Д., стр. 260-262, 264, 267, 272; Протеро Д. Отпечатки жизни, стр. 314.

[51] Рожанский И. Указ. соч., стр. 228-229.

[52] Сохранившиеся отрывки см.: Темпл Р. Мистерия Сириуса. М. 2006, стр. 470-482.

[53] Уорд П., Киршвинк Д., стр. 288, 289.

[54] Хейзен Р. Указ. соч., стр. 263.

[55] “Исследования показывают, что жизнь началась, затем была разрушена, потом опять началась, и так много раз, прежде чем она окончательно утвердилась”. – Росс Х. Творец и космос, стр. 192.

[56] Фактически эволюционисты дарвиновской формации пытаются убедить себя и других в том, что, если, например, очень долго травить людей “Циклоном Б” или “Новичком”, постепенно увеличивая дозировку, то рано или поздно естественный отбор активирует мутации, которые приведут к адаптации организма человека к этим ядовитым веществам. Дико интересно, сколько понадобилось бы времени и числа отравлений для возникновения таких адаптивных мутаций, каким образом они могли бы случайно закрепиться в популяции и какие человекообразные твари в результате этого бы родились? Сколько нужно биться лбами о стену, чтобы выросли рога? Мы убеждены, что, если бы в результате многочисленных жертв и мучений появились хотя бы какие-то переходные типы, это стало бы доказательством существования Творца, потому что без Его непосредственного вмешательства такие мутации невозможны.

[57] Уорд П., Киршвинк Д. Указ. соч., стр. 113, 353, 382.

[58] Журавлёв А. Сотворение Земли. М. 2018, стр. 229.

[59] Хейзен Р. Указ. соч., стр. 272, 273.

[60] Брусатти С. Время динозавров. Новая история древних ящеров. М. 2019, стр. 93.

[61] Уорд П., Киршвинк Д. Указ. соч., стр. 360, 400-402.

[62] Там же, стр. 223, 225, 227, 245-246, 303.

[63] Там же, стр. 108-109.

[64] Стробел Л. Указ. соч., стр. 43-44.

[65] Уорд П., Киршвинк Д. Указ. соч., стр. 153

[66] Стробел Л., стр. 83.

[67] Jeffrey H. Schwarz. Homeobox Genes, Fossils and the Origin of Species. // Anatomical Record (New Anatomist), 257 (1999), p. 15-31.

[68] Уорд П., Киршвинк Д. Указ. соч., стр. 273, 355.

[69] Ныне вконец обезумевшие палеонтологи эволюционисты настаивают на том, что киты являются потомками парнокопытных и должны быть классифицированы как подотряд в составе “китопарнокопытных”, куда также должны входить бегемоты и древние антракотерии. – См.: Протеро Д. Отпечатки жизни, стр. 333-334.

[70] Теперь установлено по окаменелостям, что тероподовые (и не только они) были покрыты перьями (хотя эти перья и не были идентичны птичьим), тираннозавры не ревели, а крякали (птичий сиринкс вместо обычной гортани). Брусатти утверждает, что “тираннозавр не мутировал в курицу в одночасье”, это был медленный процесс. – См.: Брусатти С. Время динозавров. Новая история древних ящеров. М. 2019, стр., 166-167, 269-272; см. также: Американские ученые выяснили, что куры произошли от тираннозавров.

[71] Казус, надо признать, очень знаменательный! Ведь если бы эта версия оказалась верна (допустим на минуту это), в таком случае мы получили бы еще одно неожиданное, пусть и весьма имплицитное, подтверждение нашей веры в сущность Христа как Мирового Змея и Дракона Рая.

[72] Трудно сказать, каким образом это происходило. Креационисты настаивают на том, что Бог создавал только устойчивые виды, которые не мутируют и не эволюционируют. Но на примере создания Евы мы знаем, что этому “Богу” может даже потребоваться хирургическая операция для осуществления своей идеи. Не важно, были ли ноги Змея ампутированы, или они отвалились сами, этого всё равно оказалось бы недостаточно, поскольку еще потребовалось бы внести изменения в ДНК, дабы способность локомоции (ползания на брюхе) проявилась в “семени” Змея.

[73] См.: Протеро Д. Отпечатки жизни, стр. 192. Считается, что первые змеи охотились на суше, но скрывались под землёй, где и утратили ноги. По другой версии, они утратили ноги в океане. – См.: Мелких А. В. Теория направленной эволюции. Долгопрудный. 2020, стр. 299. Во всяком случае Библия отражает известный древним людям эволюционный процесс исчезновения у змеев ног, предлагая собственную этиологию данного процесса.

[74] Конечно, это не значит, что некоторые животные совсем не способны делать выбор, который оценивается нами (людьми) как нравственный. Такие удивительные, из ряда вон выходящие случаи, конечно, есть. Однако, чем при этом руководствуются животные на самом деле, не известно. В любом случае, “извращение путей своих” всеми животными вряд ли возможно в такой степени, что возникла необходимость всех их за это уничтожить.

[75] Уорд П., Киршвинк Д. Указ. соч., стр. 122.

[76] Журавлёв А. Сотворение Земли. М. 2018, стр. 208.

[77] Уорд П., Киршвинк Д., стр. 299.

[78] Брусатти С. Время динозавров. Новая история древних ящеров. М. 2019, стр. 183, 184-185.

[79] Там же.

[80] См.: Журавлёв А. Сотворение Земли. М. 2018, стр. 394-396.

[81] Так, например, писал преп. Максим Исповедник: “Бог вседовольный произвёл твари из небытия в бытие не потому, что в чём-либо имел нужду, но чтобы они, соответственно приемлемости своей, причащаясь Его блаженства, наслаждались; Сам же Он веселился о делах Своих, видя их веселящимися и всегда ненасытимо насыщающимися ненасытимым” (Третья сотица о любви, 46). – Добротолюбие. Т. III. М. 2010, стр. 201. Постоянно жрать друг друга – это наверно воистину ненаситимое удовольствие!

[82] Судя по тому, что библейское божество требовало кровавых жертв и ему нравились “приятные благоухания” от дыма горящей плоти – так и получается (по вере иудеев и иудействующих). В Рим 5:8 высшим проявлением любви Божьей является предание своего Сына на мучительную казнь; потому что, как думали евреи, “без пролития крови не бывает прощения” (Евр 9:22). Если у этого “Бога”-маньяка именно такой принцип прощения и спасения, тогда логично, если он создал мир, в котором происходят бесконечная кровавая резня и непрекращающееся мучение всех тварей.

[83] Эсхил. Софокл. Еврипид. Трагедии. Пер. Д. Мережковского. М. 2009, стр. 213.

[84] “Смерть и кровопролитие человека и животных вошли в мир, лишь когда Адам согрешил. Бог Сам пролил кровь в райском саду, чтобы сшить одежды для Адама и Евы, – это была первая смерть животного (Быт. 3:21)”. – Хэм К., Сарфати Дж., Вилэнд К. Книга ответов, расширенная и обновлённая. Симферополь. 2000, стр. 244-245. Подобные мысли высказывались и православными богословами, которые считали, что “Бог установил кровавые жертвоприношения не чрез Моисея, а еще чрез Адама, в раю”. Впервые эту идею озвучил митр. Филарет Московский (ныне канонизированный), а вслед за ним “многие русские православные богословы даже не в виде догадки, а категорически стали утверждать, что кровавые жертвоприношения были установлены Самим Богом еще в раю. Такое учение уже внесено даже в учебники по Закону Божию для преподавания православным детям”. – См.: Буткевич Т., прот. О смысле и значении кровавых жертвоприношений в дохристианском мире и о так называемых “ритуальных убийствах”. // “Вера и разум”. Харьков. 1913. № 22, стр. 413-414. Интересно, что перволюди Машья и Машьяна в зороастризме согрешили тем, что “сделали себе одежду из шкуры убитой (ими) овцы”. – См.: Рак И. Мифы древнего и раннесредневекового Ирана, стр. 102. В раввинистических трактатах (см. выше) одежду для Адама и Евы Бог сшил из кожи убитого им Змея.

[85] См.: Геродот. История. Пер. Г. Стратановского. М. 1993, стр. 240.

[86] Вновь в LXX мы наблюдаем искажение оригинала: ящеров или драконов подменено словом κήτη (китов), а в синод.: рыб.

[87] В этом семитском слове легко угадывается название известной палестинской террористической организации Хамас.

[88] Элохист даёт понять, что в допотопные времена все животные должны были питаться “зеленью травной”, как и человек (1:29-30). Именно этот закон был якобы нарушен как людьми, так и зверями земными. Всё это, безусловно, является левитскими выдумками, не соответствовавшими действительности. Плотоядные и травоядные животные отличаются строением зубов и рядом иных особенностей, следовательно, их рацион питания был для них определён заранее.

[89] В этой связи вспоминается предание о том, как кошка защитила ковчег Ноя, удавив мышь, которая пыталась прогрызть в нём дыру и всех потопить (Откровение Мефодия Патарского; О потопе). – См.: Мильков В. Древнерусские апокрифы. СПб. 1999, стр. 659, 692; Апокрифы Древней Руси. Сост. Рождественская М. В. СПб. 2002, стр. 30-31.

[90] Вот интересный пример. С 1915 по 1930 гг. в национальном парке Йеллоустоун по специальной программе были истреблены почти все волки. В результате произошёл непропорциональный рост численности оленей. Но эти травоядные стали наносить слишком серьёзный урон деревьям и др. растениям, молодые побеги и листья которых они поедали в огромных количествах. Чтобы восстановить естественный баланс, в 1995 г. было решено снова выпустить стаи волков в парк. Когда поголовье оленей сократилось, увеличилось количество ив и осин (ранее почти исчезнувших), а более плотные заросли способствовали выживанию большого числа птиц, мелких млекопитающих и лосей; также уменьшилось число койотов, прямых конкурентов волков. – См.: Шипман П. Захватчики. Люди и собаки против неандертальцев. М. 2016, стр. 109-114.

[91] См.: Мелких А. В. Теория направленной эволюции. Долгопрудный. 2020, стр. 163.

[92] Contra gentes 2.7; 41.113.

[93] Эту точку зрения поддерживал и Платон, с которого активно списывали левиты: “Невозможно ныне и было невозможно издревле, чтобы Тот, Кто есть Высшее Благо, произвёл нечто, что не было бы прекраснейшим”. – Платон. Тимей 30a,b. В Тайттирия-упанишаде (II. 7,1) поддерживается эта мысль: “Поэтому оно (сущее) зовётся хорошо сделанным”.

[94] Уорд П., Киршвинк Д. Указ. соч., стр. 181.

[95] Принципиально важно учение Оригена о вечном миротворении, согласно которому наш мир в бесконечном ряду творимых Богом миров есть “одно из колец непрерывной цепи”. Данное представление унаследовано от стоиков, признававших “непрерывный ряд миров, совершенно похожих друг на друга”. – См.: Владимирский Ф. Отношение космологических и антропологических воззрений Немезия к патристической литературе и влияние его на последующих писателей. // Немезий Эмесский. О природе человека. Пер. Ф. С. Владимирского. М. 1998, стр. 219.

[96] См.: Каку М. Параллельные миры. М. 2018, стр. 195.

[97] См.: Ланца Р., Берман Б. Биоцентризм. Как жизнь создаёт вселенную. СПб. 2015, стр. 114.

[98] Под абиогенез, конечно, подпадает и библейский образ сотворения из глины. Это вообще основной способ сотворения в левитском космогенезе.

[99] Т. е. такое не абсолютное копирование, которое делает эти копии в рамках одного вида немного разными. Виды создавались не единично (от одного предка), а сразу популяциями с некоторым изначально заложенным в индивидах генетическим разнообразием (включая разнообразие полов), что наилучшим образом обеспечивало биологическую устойчивость и выживаемость популяции. Такое “генетическое разнообразие считается основой устойчивости экосистем по отношению к неблагоприятным воздействиям”, поскольку “известны многочисленные случаи, когда генетическая однородность популяции приводила её к катастрофическому вымиранию при наступлении неблагоприятных условий”. – См.: Мелких А. В. Указ. соч., стр. 195.

[100] Это евхаристическое преломление хлеба и предложение чаши дарует человеку благодать нового рождения свыше от Бога (Ин 1:13, 3:3), делает его “новым творением во Христе” (2 Кор 5:17, Еф 2:10). Смысл евхаристии заключается в раздаянии через Тело и Кровь Христовы божественных энергий всем причащающимся, посредством чего Иисус как бы отражает Себя в каждом и, тем самым, созидает и обновляет их природу. Мистически евхаристия является раздроблением единого неделимого божественного Тела на части, в каждой из которых заключено целое. Приобщаясь к этому целому через его части, адепты становятся ветвями на лозе, неотделимыми от целой лозы, и сливаются с ней во взаимопребывании со Христом (Ин 6:56, 15:5, 17:23). Они становятся сынами Божьими, таким же как Он, раскрыв в себе потенциал подлинного божественного Я и осознав субстанциальное единство с Отцом, но оставаясь при этом цельной самосознающей личностью. Так в новом творении посредством евхаристии показан тот же принцип зеркального отражения идеальных божественных форм, проявленных в материальном мире в качестве живых созданий и неживых объектов – частей, не просто неотделимых от Целого, но и равных Целому.

[101] Т. е. человеческие расы по нашей классификации – это виды, а не подвиды вида Homo Sapiens.

[102] Византийский богослов Иоанн Филопон, рассуждая о Шестодневе, соглашался с тем, что “творение переходит через некоторые посредства от менее совершенного к наиболее совершенному”, начиная с “первичных растений, имеющих самый низший вид жизни” и кончая человеком – “совершеннейшим из всех животных” (De opif. mundi). Такому же порядку, по словам Филопона, подчинено и природное рождение, начинающееся с попадания семени в матку и его возрастания, и только затем оно формируется в сложный организм – человека. – См.: Владимирский Ф. Отношение космологических и антропологических воззрений Немезия к патристической литературе и влияние его на последующих писателей. // Немезий Эмесский. О природе человека. Пер. Ф. С. Владимирского. М. 1998, стр. 213-214.

[103] См.: Пехов А. Биология с основами экологии. СПб. 2000, стр. 245.

Добавить комментарий

Please log in using one of these methods to post your comment:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Google photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

Connecting to %s