Теория биоцентризма

продолжает и развивает положения теорий многомерного пространства и голографической вселенной в сторону приоритета сознания как базовой основы нашего физического мира. Согласно биоцентризму (“главенство жизни”), жизнь – не побочный продукт, возникший из сложного взаимодействия физических законов и случайных молекулярных соединений, а единственное основание вселенной, которое её создаёт. Все физические явления не протекают независимо от жизни. Биоцентризм предлагает поставить именно сознание во главу всех процессов, происходящих в материальном мире, т. е. провозгласить, как это ранее сделал Рене Декарт, первичность сознания и духа над материей, подрывая тем самым устои долго господствовавшего в научном обществе диалектического материализма.

Данную научную концепцию популяризуют профессор медицины Роберт П. Ланца (Университет Уэйк-Форест) и профессор астрономии Боб Берман (колледж Мэримаунт Манхэттен)[1]. Они сформулировали семь принципов биоцентризма:

  • Первый: наши внутренние и внешние ощущения неразрывно связаны и не могут быть разделены.
  • Второй: поведение элементарных частиц и объектов неразрывно связано с наличием наблюдателя и зависит от него. При отсутствии разумного наблюдателя все физические элементы находятся в неопределённом состоянии, представляя собой лишь вероятностные энергетические волны.
  • Четвёртый: если вселенная и существовала когда-либо до появления сознания, то только в вероятностном неопределённом состоянии.
  • Пятый: вселенная специально организована для поддержания жизни (тонкие настройки), что может быть объяснимо с позиции взгляда на жизнь как создающей вселенную, а не наоборот.
  • Шестой: вне чувственного восприятия течения времени не существует, трёхчастный континуум времени есть функция мозга.
  • Седьмой: пространство – еще одна форма восприятия, оно не является объектом или независимым компонентом реальности.
Боб Берман и Роберт Ланца

Собственно, эта теория лишний раз подтверждает то, что было известно ариям уже давно – что вселенная является мировой иллюзией (“майей”), созданной Вселенским Сознанием, которое, оставаясь единым, фрагментирует Себя в живых существах. Интересно то, что под это теперь подводится прочная научная база, причём специалистами, которых нельзя заподозрить в приверженности той или иной религии. Не навязывая никакого религиозного мировоззрения, эти учёные настаивают на том, что биоцентризм основан на экспериментальных данных, о которых они рассказывают в своём труде.

В частности, было опытно доказано (“эксперимент с двумя щелями”), что субатомные частицы взаимодействуют с сознанием – ведут себя так, как будто сознательно реагируют на присутствие наблюдателя, наделённого разумом[2]. Как известно, любые физические объекты представляют собой постоянно движущийся рой частиц и состоят из материи и энергии. Согласно квантовой теории, ни одна из субатомных частиц не находится в конкретном месте в какой-либо определённый момент, они существуют всего лишь как “диапазон неявных вероятностей”. Но лишь в присутствии наблюдателя волновая функция каждой частицы сжимается в точку, в которой она находится в настоящий момент, и становится элементом физической реальности. До этого момента реальности не существует, а есть только, так сказать, “рой возможностей”. В действительности нет ничего даже отдалённо похожего на знакомый нам мир, пока эта действительность не пропускается через наше сознание, в котором и отражаются элементарные частицы в конкретных формах, цветах, звуках, свете и других визуальных характеристиках, когда эти частицы вступают во взаимодействие с мозгом через сложную нервно-сенсорную систему человека. Свои очертания и свойства вещи приобретают только на основе сенсорной информации. Зрительные образы, тактильные ощущения, запахи и т. д. – все сии стимулы воспринимаются исключительно в мозге. Иначе говоря, нет никакой самостоятельной вселенной за пределами нашего биологического существования, вселенная никогда не существовала в отсутствие существ, которые могли бы её сознательно воспринимать[3].

Физик Джон Уилер отстаивал похожую концепцию, которая ныне известна как “Participatory Anthropic Principle” (“антропный принцип соучастия” – PAP). Она не столь радикальна, но тоже может быть принята. Согласно его теории, наличие наблюдателей является необходимым условием существования вселенной. Уилер полагал, что древняя Земля, на которой еще не зародилась жизнь, находилась как бы в неопределённом состоянии, поэтому она сначала напоминала планету неупорядоченных бушующих стихий (что, собственно, и подтверждает палеонтология). И лишь когда появился разумный наблюдатель, доступные для наблюдения аспекты Земли и вселенной разрешились в конкретное упорядоченное выражение. Лишённая жизни вселенная в определённом виде могла сформироваться только post factum, после зарождения жизни. В соответствие с теорией соучастной вселенной наблюдатель необходим для того, чтобы вселенная начала существовать в определённом состоянии, “воплотилась”[4]. Вещество вселенной, согласно Уилеру, возникло в тот момент, когда информация (бит) вселенной была “замечена”[5].

Физик Джон Уилер

Однако Ланца и Берман настаивают на том, что время является всего лишь иллюзией нашего сознания, поэтому любые выкладки с “до” и “после” не вполне корректны. Квантовая физика заставляет сомневаться в самом существовании времени. Ход времени только кажется нам ровным и непрерывным.

Еще древнегреческий философ Зенон Элейский (V в. до н. э.) в своих апориях указывал на парадокс, который он называл “стрелой”. Исходя из несомненного факта, что один предмет не может находиться сразу в двух местах одновременно, он пришёл к выводу, что быстро летящая стрела в каждый момент своего движения находится только в одном месте. Но если в данный момент она находится в конкретном месте, то должна быть неподвижной (как на кадрах киносъёмки). Следовательно, любое движение – это последовательность отдельных событий-кадров, происходящих в настоящем, а время – лишь проекция неких процессов, протекающих исключительно в нашем сознании, “идеальная сущность, которая обретается только в нашем разуме”[6].

В буддизме (во всех школах) господствует взгляд на существование всего только в настоящий момент (теория моментальности).

Будущее – не что иное, как вымышленный конструкт, фантазия, грёзы, а прошлое – лишь воспоминание (которое, впрочем, может потеряться, исчезнуть совсем). И то и другое заключены в сознании, а само существование разума протекает лишь в настоящем. Время неотделимо от нас, “в самом строгом смысле его не существует”[7].

Подобное заключение делается и относительно природы пространства, которое в представлении Ланцы и Бермана не является объектом, а представляет собой чисто субъективную сущность, ибо оно тоже не относится к фундаментальным аспектам реальности.

С ними согласен Дж. Массер, который считает, что, если квантовые нелокальные взаимодействия

“могут пересекать пространство так, словно его нет, то из этого следует естественный вывод: пространства на самом деле нет… Изучение проявлений нелокальности может пролить свет на то, как пространство строится из беспространственных составляющих”[8].

Не менее интересная апория Зенона, называемая “Дихотомией”, доказывает, что движущийся объект никогда не достигнет конечной точки, поскольку любой заданный путь делим наполовину до бесконечности по мере сокращения расстояния. Объект будет всегда приближаться к этой точке на половину расстояния, но так никогда и не достигнет её[9]. Следовательно, Ахиллес никогда не догонит черепаху. Значит не только времени, но и расстояния не существует.

Об этом знали просвещённые европейские мыслители еще до открытий в квантовой физике. Так, германский философ Иммануил Кант о времени и пространстве рассуждал вполне в духе теории биоцентризма:

“Если бы мы устранили наш субъект или же только субъективные свойства наших чувств вообще, то все свойства объектов и все их отношения в пространстве и времени и даже само пространство и время исчезли бы: как явления они могут существовать только в нас, а не сами по себе. Каковы предметы сами по себе и обособленно от этой восприимчивости нашей чувственности, нам совершенно неизвестно. Мы не знаем ничего, кроме свойственного нам способа воспринимать их… Мы имеем дело только с этим способом восприятия. Пространство и время суть чистые формы его”[10].

“Время не есть нечто такое, что существовало бы само по себе или было бы присуще вещам как объективное определение… время не может быть определением внешних явлений”; “время есть лишь субъективное условие нашего созерцания (которое всегда имеет чувственный характер, т. е. поскольку мы подвергаемся воздействию предметов), и само по себе, вне субъекта, есть ничто”[11].

“Пространство и время со всеми явлениями в них – это не есть нечто существующее само по себе и вне моих представлений, они сами лишь способы представления, и утверждение, что способ представления существует и вне нашего представления, явно противоречиво. Предметы чувств, таким образом, существуют лишь в опыте; приписывать же им собственное, самостоятельное существование помимо опыта и до него – значит представлять себе, что опыт действителен и без опыта или до него”[12].

Иммануил Кант

Исходя из положения об относительности времени, Ланца и Берман утверждают, что в действительности

“никогда не было такого периода времени, когда существовала бы внешняя мёртвая физическая вселенная, в которой в определённый момент возникла биологическая жизнь”[13].

Однако эти учёные не рассматривают другой важнейший аспект – аспект бытия Бога, который может исчерпывающе ответить на вопрос, каким образом факт возникновения органической жизни во вселенной на определённом этапе её формирования не противоречит теории биоцентризма. Ланца и Берман допускают время существования вселенной и Земли в стадии “неопределённости” или “вероятностности” (четвёртый принцип биоцентризма), и именно этот период начального формирования галактик, поколений звёзд и планет можно охарактеризовать как этап, когда еще не появились сознательные живые существа. Тем не менее, даже если их еще не было (что само по себе фактом бесспорным не является, так как формы жизни и среда обитания разнообразны, в том числе могут протекать вне времени), всегда существовал Единый Верховный Наблюдатель, обладающий Сверхсознанием, Создатель мира, разделивший и ограничивший Свою Пневму в живых существах, а значит принцип зависимости материальной вселенной от сознания не теряет своей актуальности и в теории “антропного принципа соучастия” Джона Уилера. Это в любом случае не предполагает “мёртвой вселенной”, в которой на определённом отрезке якобы не было никакого сознания.

Еще один важный вывод биоцентризма состоит в том, что смерть не допускается в каком-либо смысле. Поскольку космос не ограничен ни временем, ни пространством, жизнь покидает тело лишь только в одной известной реальности, но не в реальности квантовых взаимодействий, где жизнь никогда не прекращается. Чисто математически конечность нашего сознания невозможна[14].

*     *     *

Мне, автору данного исследования, выводы биоцентризма, можно сказать, особенно близки и приходятся по душе. Поделюсь с читателем своим опытом, который я могу назвать опытом сознания. Дело в том, что я задумывался над этими вещами еще в раннем детстве, не имея представлений о квантовых парадоксах и прочих тонкостях современной физики. На уровне глубинной интуиции для меня было несомненным то, что вселенная не может существовать без меня. Когда мне объяснили, что все люди умирают и обращаются в прах, я не мог понять, как вселенная продолжит существовать без моего сознания. У меня возникал один и тот же навязчивый вопрос: каким образом не будет меня, даже если моё тело положат в могилу? Если я – единственная самосознающая личность (ведь все другие самосознающие личности не имеют значения лично для моей жизни), следовательно – рассуждал я – и вселенная вместе со мной прекратит своё бытие. Но так произойти не может, это стало неразрешимым для моего ума противоречием. В некотором роде я мыслил “солипсически”[15]. Мой разум напрочь отказывался поверить в то, что с моей смертью всё закончится, исчезнет. А иначе в чём смысл бытия? Зачем тогда нужны будут Солнце, Луна, звёзды, природа т. д., если я не буду всё это видеть, ощущать, чувствовать, а другой за меня никогда не сможет этого сделать? В конце концов я-то сам зачем родился, зачем живу? Если всё прекращается со смертью, моя жизнь смысла не имеет, какие бы обманчивые смыслы не придумывали обыватели-материалисты, философы и паразитствующее на нас государство. Тогда я понял, что во мне существует что-то еще, нечто большее – то вечное и непреходящее, некое Высшее Сознание, которое неуничтожимо. Теперь я осведомлён, что это Сознание во мне, моё подлинное Я, древние арии называли Атманом, а также знаю, что в моём теле есть самосознающая личностная субстанция, которая является носителем моего ложного (ограниченного) эго – джива. Со смертью моего тела она продолжит моё сознательное существование, и либо воплотится в другом теле, либо разорвёт круг перерождений, сбросив в конечном счёте все тонко-материальные и даже высокочастотные ментальные оболочки.

У меня не было почти никаких знаний, тем более я не мог иметь высокого образования в те несовершенные годы, но оказалось, что к теории биоцентризма, разрабатываемой сегодня вполне серьёзными и уважаемыми деятелями науки, можно легко прийти путём простого логического рассуждения, элементарного интеллектуального поиска смысла бытия, причём даже в очень юном, казалось бы, “неразумном” возрасте. Оказывается, это внутреннее знание доступно даже ребёнку!

Любой безбожник для меня с тех пор – очень странное безумное существо, не-человек, сознание которого полностью затуманено, душа которого (если она у него есть) спит или подменена энергией злого духа. Атеист хуже животного! К таким безбожным сущностям в мнимо человеческом внешне обманчивом обличье (будь они хоть кем угодно!) я отношусь крайне подозрительно, вижу в них большую опасность и врагов, испытываю к ним психологическую неприязнь. Свою демоническую природу, впрочем, они и сами ярко продемонстрировали, построив в России первую в истории безбожную антицивилизацию, которая стала царством лжи, воровства, беззакония и насилия не только в местном, но и в мировом масштабе, кошмарным примером того, к чему приводит атеизм и безнравственность в объёме целого народа. Экономическое нищенство и вымирание этого проклятого, отсталого во всех отношениях народа являются прямым следствием создания им богоборческого Мордора.

Нисколько не сомневаюсь в том, что разнообразные безбожные гнусные нелюди будут издеваться, смеяться и глумиться над тем, что я написал. В качестве подпевал им будут, конечно, же и православные поклонники всего еврейского, которые станут хрюкать на меня, как немытые свиньи, из своей грязи отстаивая “священное” наследие яхвизма. Но моё сочинение обращено не к ним, а к людям, подлинно людям, вставшим на духовный путь, способным развиваться и воспринимать новую информацию, даже если она не укладывается в устоявшиеся, искусственно навязанные кем-то стереотипы…

__________________

И вновь не даёт покоя один и тот же вопрос: как же так произошло, что ни древнееврейским пророкам, ни православным св. отцам не было ничего открыто о подлинной природе материи, времени и пространства? Почему древние арии знали о том, что видимый мир является “иллюзией”, или “сочетанием условий” (как в буддизме), но иудеохристианские богословы ни о чём подобном не только не задумывались, но продолжали и продолжают до сих пор крутить одну и ту же назойливую шарманку про физически объективный реализм всех материальных тел и пространственно-временного континуума? А даже если и задумывались (как Григорий Нисский), то такое учение церковью блокировалось как “оригенистское”, во всяком случае не делалось официальным, не развивалось, не дискутировалось, потому что было наследием отвергнутой дискредитированной античности. Если иудеохристианские теологи не могли понять элементарного – того, что было открыто уже древним философам и мудрецам вне библейской парадигмы народа Израилева, если не способны были проникнуть в онтологию космоса, значит Дух не просвещал их ум, они блуждали во тьме невежества, но, несмотря на это, агрессивно, с потрясающим упорством, даже порой с чудовищным насилием старались навязать свои ошибочные убеждения остальным людям, обвиняя в ереси всех, кто не желал соглашаться с церковной догмой. Как сие случилось, например, относительно ранних христиан-гностиков, которые учили о “призрачности” плоти Христа, хотя это являлось чистым недоразумением и непониманием того, что вся материя является призрачной и иллюзорной. Даже простая логика не подсказала ни гностическим учителям[16], ни их обвинителям (при случайных и совершенно не развитых, не догматизированных, на уровне теологумена, высказываниях о “меоничности” материи), что мир, если он сотворён “из ничего”, то и продолжает в своём исходном качестве оставаться “ничем”, а потому само понятие “вещественности” слишком субъективно, чтобы приписывать его в абсолютном значении любым физическим предметам, включая тело Иисуса. Но разве кто-то из св. отцов высказывался о меоничности плоти Христа? Никогда! Это было бы на грани фола и даже подразумевало бы меоничность тел всех людей, а также существенно деформировало бы учение о “подлинном” воскресении плоти, воскресении в сугубо материалистическом смысле.

Всё, что есть в мире, на самом деле духовно-сознательно и нематериально, в основе всего лежит Дух, объемлющий всё и во всё проникающий. Он оживотворяет космос, потому что неотделим от него, а лучше сказать – полностью нераздельно слит с ним в сущностном единении. Такое понимание не имеет ничего общего с православным понятием “вездесущия” Бога, которое понимается только как отстранённо-промыслительное “присутствие” или “соприкасание”[17], а не субстанциальное единство Творца и сотворённого.

Но отцы церкви были иного мнения. Иоанн Дамаскин настаивал на том, что небеса “бездушны и бесчувственны”[18]. Поздневизантийское “зрелое” (а на самом деле перезревшее, заплесневелое, замшелое) богословие Григория Паламы истово отрицало учение Платона о космосе как едином живом организме, одушевляемом Мировой Душой[19]. Для солунского архиепископа было “несомненным” то, что нет никакой Мировой Души, ибо, как ему казалось, это противоречит существованию Промысла…[20] А вот для нас несомненно то, что Палама явил собой очередной образец обскурантизма, серости и некомпетентности. И не из-за того, что был глуп или не образован, а потому что имперское православие, вступившее в период “византийского гуманизма” (своего рода “эпоху возрождения” в восточной империи) стало вновь остро ощущать кризис собственной идентичности и пыталось “вырулить” за счёт дискредитации выдающихся мужей эллинского любомудрия, европейских первопроходцев науки и философии, азы которой все эти т. н. “святые” отцы были вынуждены постигать, чтобы хоть чему-то научиться. Они просто подло плевали в своих же учителей, но сами не достигли ничего, а наоборот, их мысль скатилась в сторону крайнего примитивизма. Они деградировали, став агентами еврейского инородческого враждебного влияния. Что может быть хуже?

Но арийский принцип “майи” вовсе не означает, что всё существующее в мире есть нечто “неподлинное” или “обманчивое”. Любой ригоризм, когда дело касается тайн мироздания, неуместен, а именно этим погрешают иудеохристианские наставники слепой веры, которые совершенно ничего не понимают в законах природы при своих попытках представить их в качестве независимых феноменов “настоящей” (в грубо физическом выражении) материальной реальности. Тем не менее в космологии они измыслили догматическую систему, которую жёстко и бескомпромиссно отстаивали, не терпя никакого альтернативного подхода. Это в конечном итоге и привело церковь к конфликту с наукой, оттолкнуло массы людей от христианства и даже довело многих в отчаянии до безбожия. Если есть святая непогрешимая догма, трудно ожидать прогресса в знаниях и умственном развитии. Поэтому со времён “великих каппадокийцев” и вплоть до Григория Паламы, последнего крупного византийского мыслителя, т. е. на протяжении почти тысячи лет, православное богословие не внесло в космологию практически ничего нового, окончательно застыв в состоянии стагнации. Еще много веков спустя иудеохристианская церковь продолжала копировать собственные ветхие заблуждения ради одного честолюбия и упрямства в отстаивании своих позиций и власти, пока не вызвала шквал критики и падение своего авторитета, пока окончательно не стала убежищем чванливых одичалых маргиналов, от которых в любом прогрессивном обществе отворачиваются, как от чумы…

[Автор: © Л. Л. Гифес;
© Ариохристианские исследования: https://svardat.wordpress.com
При репостах указание авторства и ссылка на ресурс обязательны]

> В ОГЛАВЛЕНИЕ <


[1] См.: Ланца Р., Берман Б. Биоцентризм. Как жизнь создаёт вселенную. СПб. 2015.

[2] Т. н. “акт наблюдения” проявляется в известном “эксперименте с двумя щелями”, проводившемся многократно и многими авторитетными физиками, которые всякий раз подтверждали полученный эффект. Эксперимент доказал, что когда человек наблюдает за тем, как элементарная частица проникает через щели в специальном барьере и “ударяется” в следующий сплошной барьер, она ведёт себя как твёрдое тело, но когда такого наблюдения не происходит, частица ведёт себя как волна. – См.: Ланца Р., Берман Б. Указ. соч., стр. 64-65, 72-91.

[3] Там же, стр. 27-29, 192, 194.

[4] Там же, стр. 99-101.

[5] См.: Каку М. Параллельные миры. М. 2018, стр. 223.

[6] Ланца Р., Берман Б. Указ. соч., стр. 105.

[7] Там же, стр. 122.

[8] Массер Дж. Нелокальность, стр. 17-18.

[9] См.: Волков Г. Указ. соч., стр. 148-149.

[10] Кант. Критика чистого разума. М. 1994, стр. 61-62.

[11] Там же, стр. 56-57.

[12] Кант. Пролегомены. М.-Берлин. 2020, стр. 89.

[13] Ланца Р., Берман Б. Указ. соч., стр. 167.

[14] Там же, стр. 202.

[15] Солипсизм (лат. solus – ‘один, единственный’, ipse – ‘сам’) – разновидность идеализма, согласно которой, несомненной реальностью является только мыслящий субъект, тогда как все другие индивиды и объекты существуют лишь в его сознании. Солипсизм также предполагает, что всё на свете является единым, что единое сознание пронизывает всё, а индивидуальные проявления обладают лишь относительной, но не абсолютной реальностью.

[16] Общее учение гностиков о природе материи гилэ остаётся до конца не ясным, но в целом они, конечно, признавали именно реализм физического мира, дуалистически противополагая его миру духовному, а для этого несомненно требовалось строго абстрагировать их друг от друга в субстанциальном смысле. Поэтому у гностиков только плоть Иисуса признавалась духовной (докетизм), в то время как все прочие объекты – материальными или заключёнными в грубую материю, как в оковы. Однако у наследников гнозиса катаров имелось специфическое понятие о тварном мире как “ничто”. – Подобнее см.: Дьяков А. В. Исторические модели Ничто: гностицизм, буддизм и философия М. Хайдеггера; Ван ден Брук Р. Катары – средневековые гностики? // Gnosis and Hermeticism from Antiquity to Modern Times. N.-Y., 1998, pp. 87-108. На самом деле православное понимание материи от гностического не сильно отличалось. Спор в основном концентрировался вокруг природы плоти Христа. Тем не менее в Евангелии Истины (из рукописей Наг Хаммади) материальный мир признаётся, если и не прямо иллюзией, то неким наваждением, плодом заблуждения (πλανή), забвения (Ⲃ̅ϣϵ = λήτη) и невежества (ⲙⲛ̅ⲧⲁⲧⲥⲁⲩⲛⲉ = ἄγνοια), обладая лишь мнимым бытием. Хотя населяющие его “вещественные” существа не пребывают вне Отца, но пребывают вне знания об Отце, в то же время они чужды и иноприродны Ему. – См.: Евангелие Истины. Пер. Д. Алексеева. Ростов-на-Дону. 2008, стр. 93. О понятии “ничто” со ссылками на тексты Наг Хаммади см. там же, стр. 123-124.

[17] Григорий Нисский: “…Божество присутствует всюду равным образом, и точно так же (т. е. всего лишь присутствием – прим. авт.) проникает во всякую тварь”. – Цит. по: Флоровский Г., прот. Догмат и история. М. 1998, стр. 135. Тот же Нисский святитель: “…естество Божье равномерно соприкасается со всем сущим” (PG 46.248A).

[18] Иоанн Дамаскин. Точное изложение православной веры. СПб. 1894, стр. 55(127).

[19] Платон учил, что созданный Богом космос есть “живое существо, наделённое Душой и Умом” (30 B).

[20] См.: Макаров Д. Антропология и космология св. Григория Паламы. СПб. 2003, стр. 109.

Добавить комментарий

Please log in using one of these methods to post your comment:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Google photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

Connecting to %s