III.2. Искушение в пустыне

После крещения Иисус отправляется в пустыню для духовного испытания. Там Он встречается с Сатаной, который Его искушает. Мф и Лк сообщают дополнительные подробности о соблюдении Иисусом в пустыне сорокадневного поста, после чего Он “взалкал”. Как правило этот пост сопоставляют с постом Моисея, который также постился 40 дней при получении Завета на горе Синай. Но такое воззрение ошибочно, если учесть существование древнеязыческих аналогий евангельским рассказам. Например, египетские малые таинства Исиды включали в себя после обряда водного омовения удаление за стены храма на десять дней, чтобы неофит проводил их в аскетической медитации. В Угарите существовал обычай удалять юношей в пустыню для испытания, изолируя их от общества. Прежде чем приступить к свершению своих подвигов, Геракл уходил в пустыню, где подвергся испытанию. Бог Гермес ведёт Геракла на высокую гору, показывает ему земли царей и тиранов.

b. Хотя эпизод с искушением от Сатаны по Мф и Лк имеет в целом иудейский контекст, в то же время диалоги с цитатами из Ветхого Завета обнаруживают полемичный по отношению к иудаизму тон. Сама встреча Христа с Сатаной в пустыне демонстрирует тот факт, что Сатана обитает именно в том месте, где иудеи всегда стремились встретить своего “Господа” (Исх 5:1, 16:10; Ос 13:5). Иудейский бог – это прежде всего бог пустыни и голых безжизненных скал (3 Цар 20:23). Однако в представлении Иисуса и евангелистов в пустыне живут демоны (Мф 12:43/Лк 11:24). Такое воззрение впоследствии перешло в аскетическую традицию анахоретов. Яхве является израильтянам на горе и даёт им обетования, связанные с захватом Ханаана, в результате чего евреи становятся наследниками царств, обитателей которых они жестоким образом истребляют (Пс 43:3(42:2), 77(78):55, 104(105):44). Согласно же Мф и Лк, Сатана, подняв Иисуса “на высокую гору”, обещает ему фактически то же самое, что Яхве обетовал когда-то евреям – “все царства мира” в случае, если Иисус поклонится ему. Такого же беспрекословного повиновения Яхве требовал от евреев при Синае. Аналогично Яхве показывает с горы Моисею всю землю Галаад перед вторжением израильтян (Втор 34:1). Отождествление Яхве с Сатаной тут напрашивается само собой. Весьма примечательна строфа Лк 4:6, где Сатана заявляет, что “власть над всеми этими царствами… предана мне, и я, кому хочу, даю её”. Это скрытая аллюзия на Дан 4:17, где сказано, что Яхве “владычествует над царством человеческим, и даёт его кому хочет” (ср. Пс 21:29(22:28), 46:8-9(47:7-8)/92(93):1/95(96):10/96(97):1/98(99):1; Иер 10:7, 18:7-10; Зах 14:9). Очевидно, с тем, в ком иудеи видели своего “Всевышнего”, Иисус препирался как с Сатаной. И такое место не единственное. Из сопоставления логии о просеивании пшеницы в Лк 22:31 с Ам 9:9 следует, что Иисус относил к Сатане то, что еврейский пророк к Яхве.

c. Другим характерным антииудейским местом рассматриваемого отрывка об искушении Христа является упоминание πτερύγιον – “крыла” Иерусалимского Храма, на который Сатана переносит Иисуса и ставит Его там, предлагая броситься вниз и оказаться невредимым в доказательство своего богосыновства (Мф 4:5-6/Лк 4:9). Под “крылом” имелось ввиду орнаментальное украшение или перила, расположенные наверху Храма снаружи в виде зубцов. В таком случае поставление Иисуса на зубце символизирует осквернение Храма и остановку кровавого жертвоприношения согласно словам Дан 9:27 “и на зубце будет мерзость запустения”, после чего “на разорителя прольётся определённый ему конец”. Таким образом, в понимании евангелистов этим “разорителем” иудейских религиозных традиций, основанных на пролитии крови, был Иисус, преданный за это казни. В свете предсказания Дан, Иисус предстаёт этой самой “мерзостью запустения”, прекратившей пролитие крови на алтаре Яхве.

d. То же самое можно сказать и об отказе сотворить хлеба из камней, в чем можно усмотреть противопоставление сотворению Яхве манны для голодающих в пустыне израильтян.

e. Сюжетной основой для составления рассказа об испытании Иисуса в пустыне послужили отрывки из Авесты. В Видевдате (фр. 19) описываются три испытания Заратуштры злым духом Ангра Майнью. Как и в Евангелии, здесь присутствуют камни, требование поклониться Злому Духу, а также мотив следования истинной религии и Божьему слову.

f. При первом искушении Заратуштра идёт, “качая камни в руке своей, каждый величиною с дом, которые получил он, благой Заратуштра, от Творца Ахура Мазды”. Ангра Майнью спрашивает, куда он бросит эти камни. Пророк отвечает, что он разобьёт ими смерть и идолослужение, “пока не родится победоносный Саошьянт из озера Кансава, из земель Востока”. Во втором искушении Злой Дух требует от Заратуштры отречься “от благой религии последователей Мазды” и добавляет: “Получишь ты столько благ, сколько Змей Дахака, правитель народов”. – “Нет, – отвечает пророк, – никогда не отрекусь я от благой религии ни ради тела, ни ради жизни”. В третьем искушении Ангра Майнью спрашивает, чьим словом будет бороться и защищаться Заратуштра. – “Слово, данное Маздой – вот моё лучшее оружие”.

g. Древнеарийские писания оказались в данном случае адаптированы к деяниям Иисуса Христа и послужили для евангелистов образцом для составления рассматриваемого эпизода.

Добавить комментарий

Please log in using one of these methods to post your comment:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Google photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

Connecting to %s