IV.3. Добрый пастырь

Идея Бога как пастуха тоже пришла из индоиранских религий. Этот религиозный образ характерен для арийских пастушеских племён. В хеттских ритуалах и в молитве Муваталлиса (сохранившей отзвуки переселений хеттов), как и в гимнах Авесты, название пастуха weštara (авест. vas-tar) используется по отношению к богам, а пастбище (weši) – применительно к загробной жизни. Само название Авеста восходит к понятию пастырства.

b. В иранской традиции Ахура Мазда, создавший скот, ставит его перед выбором – принадлежать или не принадлежать пастуху. И выбор был сделан в пользу пастуха (Ясна 31,9). В хорошем хозяине, пастухе для скота, заинтересованы и боги (29, 1-2), и Заратуштра, молящий об удалении от скота дурного хозяина (33, 3-4) и обращающийся к Спэнта Армаити с просьбой взять скот под свою защиту (48, 5). Душа скота вопиёт к богам о добром пастыре, и боги дают скоту Ахура Мазду, отвращающего от него Айшму (демона грабежа и неистовства) и приверженцев Друджа (демона лжи) (29, 2). Но враги пастуха и скота, поклонники дэвов (демонов), опустошают пастбища, убивают пастуха, и душа скота требует другого пастуха – могущественного правителя, Виштаспу (29, 9; 46, 14). Сама жизнь уподобляется обильной пастьбе, при которой пастухи – боги (48, 11). Одно из трёх социальных членений авестийского общества носит название “доставляющий траву скоту” (авест. vastryafsuyant). Воплощение в пастухе третьей социальной функции у индоевропейцев (вайшьи), связанной с производительностью и изобилием, известно в ряде традиций.

c. Скипетр, жезл – неизменный атрибут царской власти и жреческой касты, произрос из пастушеского посоха.

d. В митраизме верующие также отождествляются со стадом. В гимне Михр-яшт Митру, Спасителя и пастуха своего стада, зовут на помощь в надежде спасения от врагов вождь племени, глава семьи, хозяин дома, правдивый бедняк. Их голос обходит всю Землю как голос коровы, которая вспоминает о своём стаде и умоляет Митру, “чьи пастбища просторны”, о возвращении на “истины пути”.

e. В ведийской мифологии “пастухом (мира)” именуются Пушан, Варуна и Митра; как боги-пастухи выступают Агни и Индра. Васиштха является пастухом коровы желаний Сурабхи, которую тщетно пытается отнять у него Вишвамитра.

f. В греческой мифологии пастухами выступают Аполлон, Аргос, которому Гера поручила стеречь обращённую в корову Иo, Гелиос, владелец тучных стад белоснежных быков, великан Герион, Парис. Санскр. go-pāla, эпитет Кришны, значит “пастух”. Божественным пастухом, покровителем пастухов, является Дафнис, создатель пастушеских песен. Пастух – часто поэт, музыкант, певец, изобретающий новые напевы, поэтические и музыкальные формы или новые инструменты.

g. Один из наиболее древних образов бога-пастуха связан с мифом о шумеро-аккадском умирающем и воскресающем боге Думузи (Таммузе). Значение аккадского имени DA.MU.ZI – “Сын Божий”. Пастух включается в схему т. н. основного индоевропейского мифа. Пастухи являются, по существу, божествами-антагонистами, борющимися за стадо, как, например, Индра и Вритра (или Вала) в ведийской традиции.

h. Наряду с земным и подземным пастухом мифологическая традиция знает и небесных пастухов: Солнце, пасущее Землю и всё, что на ней находится, Месяц, пасущий звёзды (а иногда и души умерших). Нередко всевидящий пастух – Солнце вершит суд. “Господин мой, Бог небесный Солнца, человечества пастух!… Ты над человеком, над собакой, над свиньёй, да и над зверем диким ежедневно суд вершишь, Бог Солнца!” – говорится в хеттском гимне Солнцу. В хетто-лувийском стихотворном гимне бог Солнца и богиня Камрусепа чешут овцам шерсть, бросают вычески, кладут шерсть в воду, моют и т. д., а также судят, рядят и совершают жертвоприношения.

i. Христианство в этом аспекте не принесло ничего нового в нордическую арийскую религиозность. Оно преемственно продолжает индоевропейскую традицию бога-пастуха и его стада, под которым подразумевается белая раса, покорная ведийским законам (дхарме) и охраняемая Богом. В раннехристианских росписях катакомб, саркофагов, мозаиках выступает образ Христа-Пастуха. Распространены два его типа: безбородый юноша среди стада, продолжающий античный тип Орфея среди животных, и зрелый муж с “заблудшей” овцой на плечах, т. н. “Добрый Пастырь”, восходящий к античным источникам.

j. Благой пастух верен стаду и готов умереть за него, он полагает душу свою за овец (Ин 10:11,15-18). В зороастризме волк, которым восхищаются многие неоязычники, является нечистым животным, так как наносит вред человеку и стаду, похищая животных, созданных Ахура Маздой для блага человека. Волк как отрицательный персонаж выступает в Эдде (“волк Фенрир”; наш гибельный век – “век волков”), в Ригведе (“прекраснокрылые” солнечные лучи “прогоняют с дороги волка”, I.105,11), в славянской мифологии (“волколаки”, поглощающие Солнце и Луну). Негативный образ волка из нордических мифов перешел и в христианство. Здесь волк – олицетворение кражи и разбоя. Волк не дверью входит в загон для овец, а иначе влезает через ограду; он расхищает стадо, пасомое наёмником, который, завидев волка, бросает стадо и бежит (Ин 10:1-2,12-13). Пастырь и стадо – одно целое (Ин 10:16), овцы слышат голос своего пастуха, а за чужим не идут, потому что умеют различать голос наёмника от доброго пастыря (10:4-5). Эти образы имеют прямые параллели с авестийской типологией, в которой также выступают “добрый пастырь” и “дурной хозяин” скота. У езидов до сих пор совершается древнехурритский обряд, смысл которого состоит в том, чтобы помешать алчному волку приблизиться к стаду верующих.

k. Здесь же следует упомянуть и о таком устойчивом индоевропейском мифологическом образе Рая как пастбища душ. В Ин 10:7-9 Иисус говорит, что Он откроет дверь овцам и спасённые найдут свою “пажить”. В соответствие со славянской мифологией, после смерти души праведников отправляются в Ирий (или Вырий) – пастбище душ, где их пасёт Велес, бог скота. Хеттск. wellu – “луг”, др.-греч. (β)ηλυσιος λειμων “(в)елисейские поля” – потусторонний мир, где по представлениям древних греков и римлян пребывают души умерших и проводят праздную жизнь, коротая время в веселье и радости; ср. др.-сканд. Valholl – Валхалла (“двор умерших”). Впоследствии это представление нашло своё отражение в христианской типологии. Добрый пастырь (пастух) окормляет и стережёт свою паству (овец). Этот мирный идиллический (пасторальный) сюжет вовсе не был изобретён христианами. Христианство просто наследовало те традиции, которые были заложены в основе общеиндоевропейской духовности, став её органичным продолжением и развитием.

IV.3. Добрый пастырь: Один комментарий

  1. судя по этой истории, «волк» был оскорбительным эпитетом для Яхве:
    Bilgah alone received his share in the south, his ring being nailed down, and his wall-closet tightly sealed, as a punishment for the apostasy of a woman of that house by the name of Miriam, who, during the Greek dominion under Antiochus Epiphanes, had denied her faith and married a hipparch (Tos., Suk. iv. 28; Suk. 56b; Yer. Suk., end; «Rev. Et. Juives,» xxxix. 54). It is further related that when the Greeks forced their way into the Temple, this woman beat her sandals upon the altar, crying: «Wolf, wolf [Λύκος, λύκος], thou hast swallowed the substance of Israel, but hast deserted us in the day of our need!»http://www.jewishencyclopedia.com/articles/3298-bilgah
    интересно,что тут тоже отступница Мириам,как и у мандеев..

    Нравится

Добавить комментарий

Please log in using one of these methods to post your comment:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Google photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

Connecting to %s