III.5. Вход в Иерусалим

t2оржественный Вход в Иерусалим с шествием за Иисусом спереди и сзади громко прославляющего Его народа (учеников) (Лк 19:32-38/Мк 11:4-10) представляет собой аналог вакхической процессии. Элементы этого экстатического дионисийского ритуала проникли в библейскую поэзию и отражены в Пс 67(68):25-26, в котором шествие Бога и Царя похожим образом сопровождается позади музыкантами, спереди певцами, а посередине девами с тимпанами. Барабаны и менады (спутницы Диониса) – обязательный атрибут вакханалий. Обычно в таком вакхическом обряде участвовало множество детей в белых одеяниях. В православной традиции дети в белых одеждах, прославляющие Христа при Входе в Иерусалим, нередко изображаются на иконах этого праздника, что является прямым наследием и влиянием античных традиций.

b. Дионис и его свита, согласно мифам, часто разъезжали на ослах. Дионис не только едет верхом на осле, но и появляется на корабле и становится повелителем моря, упоминается в связи с виноградной лозой и высохшими смоковницами, что повторяется и в сказаниях про Иисуса. В иудеохристианской интерпретации шествие Иисуса на осле будто бы выполняет мессианское пророчество Зах 9:9. Но это очередная искусственная привязка к иудаизму, не учитывающая своего первоисточника в индоевропейских религиях, в которых и следует искать корни этого ритуала.

c. Торжественный Вход в Иерусалим имеет глубокое символическое значение в мистерии посвящения Иисуса в Сверхчеловека Христа. Он связан с культом плодородия и гиперборейским солярным мифом, в котором городские ворота осмыслялись как врата Неба. По представлениям древних жителей Полюса, восходящее Солнце рождалось заново, входило в ворота снизу вверх, как бы на гору, покидая тёмную преисподнюю и вступая в небесный град, на Небо (отсюда в христианстве возник образ “Небесного Иерусалима”). Такой вход Солнечного божества в небесный город означал избавление города от врагов, мрака и смерти, и стал предметом обряда, предшествовавшего земледельческим обрядам “спасения”, которое понималось как производительный акт и преодоление смерти в новом рождении приплода.

d. Въезд в священный город Солярного Божества сделался предметом ритуала, который известен под именем “победы”, “триумфа”. Данный обряд существовал у этрусков. Впоследствии он перешёл к римлянам и воспроизводился через олицетворение Солнцебога в царе, когда царь в одежде Божества садился в колесницу, запряжённую белыми конями (таким образом представлялось Солнце), и среди ликующей толпы въезжал в город через так называемые триумфальные ворота. Въехав в город, он отправлялся в храм Бога, которого олицетворял, и приносил ему там жертву. Все такого рода обряды имели целью отвести Победное Божество в храм, а сам храм являлся при этом жилищем Бога, тем местом, где Он пребывает, то есть Небом (ср. Евр 9:24).

e. Евангельский эпизод торжественного, среди культовой обстановки въезда в город Божества спасения сопровождался двумя моментами: священным браком с его наречённой невестой и отправлением в своё местопребывание, в Храм. Это въезжающее Божество является “Царём” и “Женихом”, как называется Христос в Евангелиях (Мф 9:15, 25:1 и сл., Ин 3:29). Иисус олицетворял общеиндоевропейский солярный архетип, когда вошел в Храм, который Он считал домом своего Отца (Ин 2:16), а не иудейского Яхве.

Добавить комментарий

Please log in using one of these methods to post your comment:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Google photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

Connecting to %s