Имхотеп – исторический прототип патриарха Иосифа

То же самое касательно неисторичности можно смело заявить и о другой легендарной личности эпохи патриархов – Иосифе. Наряду с Якуб-элем в тех же источниках упоминается еще одно сутийское племя – Йосеф-эль, откуда и было заимствовано это имя для создания очередного персонажа древнееврейской лжеистории. На нём стоит заострить внимание, поскольку Иосиф в истории Израиля играет роль едва ли не более масштабную, чем сам Авраам. От начала и до конца в отношении Иосифа мы сталкиваемся с мистификациями и фальсификациями.

Начнём с генеалогий. Иосиф был введён в древнееврейскую историю явно на позднем этапе – уже после сложения израильской общности, в которой его имени не нашлось места в перечне двенадцати колен Израилевых. Судя по всему, в первоначальном виде генеалогии Иакова и его детей такого персонажа как Иосиф не было вообще. За это говорят следующие аргументы. Иосиф является эпонимом целой племенной группы северных колен Израиля, и в то же время он не эпоним какого-то определённого колена. Менаше и Ефраим являются не сыновьями, а внуками Иакова. Следовательно, они не братья, а племянники остальных колен, что нарушает иерархию племенной двенадцатиколенной структуры. Исключив же Иосифа и Леви из неё (левиты – явно над- или внеколенный страт, к тому же вряд ли имевший какое-либо отношение к еврейскому этноcу), то в итоге получаем только 10 сыновей-эпонимов еврейских племен. Очевидно, Менаше и Ефраим при реконструкции первичной традиции должны быть подняты на ступень вверх по генеалогической лестнице и стать сыновьями Иакова, а не Иосифа, чтобы довести число колен до двенадцати, над которыми возвышается господствующий жреческий слой египетского происхождения – “колено Леви”. Таким образом, уже на стадии внутреннего анализа израильской племенной генеалогии обнаруживаются все основания признать включение Иосифа в эту генеалогию плодом поздней интерполяции.

Некоторые наблюдения за историей Иосифа позволяют заключить, что данный персонаж возник исключительно на египетской почве и затем был перенесён на почву израильскую, с которой он изначально никак не был связан. Такой перенос символизирует перезахоронение тела Иосифа в Сихеме, куда оно было якобы вывезено Моисеем из Египта. Поэтому ученые справедливо заключают, что

“все сведения сводных традиций о перевозках и перезахоронениях знаменитых мертвецов должны рассматриваться не как отражение исторической реальности, а как попытка примирить противоречия относительно места их смерти, возникающие в ходе компиляции разных сведений на этот счёт”[1].

Точно такое же положение мы наблюдаем и в отношении смерти Иакова, который умирает в Египте, но перевозится своими сыновьями для похорон в Хевроне. Из этого следует, что обе традиции пытаются примирить Иакова, который никогда не жил в Египте, и Иосифа, нога которого никогда не ступала в Палестину, захоранивая обоих на одной территории. И исторически, и этнически Иаков и Иосиф оказываются, можно сказать, на разных полюсах еврейской этноистории, наполненной разнообразными вымыслами и противоречивыми комбинированными сведениями относительно их жизни.

В то же время мы знаем, что где-то незадолго до появления индоевропейцев гиксосов какие-то отдельные семитские группы стали проникать в Египет при фараонах XII династии, причем некоторые из семитских пришельцев стали получать высокие посты и привилегированное положение в администрации и при дворе фараонов[2]. Гиксосы, в свою очередь, тоже привели вместе с собой в Египет семитских пастухов, при помощи которых ранее осуществляли свои завоевания в Месопотамии, Сирии и Палестине. И в дальнейшем при гиксосах в Египет приходили всё новые и новые волны семитских мигрантов. Гиксосам они были нужны как военная сила.

Поэтому историки неоднократно подыскивали для такой весьма заметной и колоритной в египетской истории фигуры, каковой по идее должна была быть личность Иосифа, какой-нибудь реальный прототип, который позволил бы с той или иной степенью достоверности отождествить с ним библейского героя, сыгравшего поистине ключевую роль в еврейском этногенезе. Четырёхсотлетний вакуум, который образовался между условным приходом “племени Иаков” в Египет и Исходом из него (об этом периоде евреи уже совершенно ничего не помнили), был при помощи литературного вымысла заполнен новеллой об Иосифе, которая должна была разъяснить, в каком контексте евреи оказались в рабстве. В историю патриархов был добавлен персонаж, призванный придать евреям долю славы, величия и пафоса, в коих они остро нуждались ввиду отсутствия каких-либо достоверных знаний о своём прошлом, теряющемся в племенных ничем не примечательных миграциях народов сутийского круга. Иосиф – это, своего рода, эпическая предыстория помпезного Исхода еврейских рабов из Египта, призванная немного затушевать их низкое происхождение и до известной степени облагородить (в частности, Иосифа женят на дочери жреца Гелиополя). Из этих соображений выделяется то историческое ядро, которое могло стать основанием легенды об Иосифе.

И такое историческое лицо, которое было положено еврейскими фальсификаторами в основу этой легенды, было найдено: это Имхотеп, который жил и трудился в правление фараона III-й династии Джосера. Таким образом, псевдоистория еврейских патриархов в данном хронологическом контексте отодвигается на целое тысячелетие назад – к середине III тыс. до н. э.

Имхотеп египтян не просто личность гениальная, но и полубожественная. Нужно очень много наглости и дерзости, чтобы включить вехи истории Имхотепа в сказки о великой славе еврейского патриарха в Египте (жившего по библейской хронологии, как минимум, на тысячелетие позже). Впрочем, при отсутствии доступа еврейского плебса к источникам, вешать им лапшу на уши было делом, прямо скажем, не пыльным. Параллели между Имхотепом и Иосифом столь многочисленны и очевидны в своём типологическом схождении, что не остаётся никаких сомнений в том, что гротескная фигура Иосифа была напрямую калькирована с величественного образа Имхотепа. Обратимся к фактам.

Манефон называл Имхотепа Имутесом. По его словам, Имутес из-за своих навыков в медицине имел среди египтян репутацию греческого бога медицины Асклепия. К тому же Имутес был изобретателем искусства строительства из тёсаного камня и создателем книжной мудрости. Интересно, что врачи были слугами Иосифа, находясь под его управлением (Быт 50:2), а также Библия подчёркивает, что Иосиф якобы был обучен книжной грамоте (чему в среде еврейских пастухов не могло существовать условий).

Ко времени Манефона Имхотеп уже был возведён в статус бога. Однако Имхотеп всё же был реальным человеком, поскольку в 1926 г. в ходе раскопок в Саккаре были найдены фрагменты статуи фараона Джосера, на которых вместе с именем фараона была начертана надпись с именем Имхотепа, гласящая, что Имхотеп был “первым после царя в Верхнем Египте распорядителем великого дворца”, “главным жрецом Гелиополя”, “строителем”, “архитектором”, “ваятелем”.

Достоверно установлено, что Имхотеп являлся архитектором Ступенчатой пирамиды в Саккаре и комплекса возле неё.

joser1

joser2

Пирамидальный комплекс Саккары и его реконструкция

О тождестве Иосифа и Имхотепа заявил, между прочим, археолог-любитель Ron Wyatt, который провёл довольно детальное сравнение деятельности Имхотепа с данными Библии об Иосифе. По его версии комплекс Саккары являлся громадным зернохранилищем, построенным Имхотепом ввиду грозящего семилетнего голода. О том, что такой голод действительно надвигался на Египет времён Джосера, свидетельствует вырезанная на “Стеле голода” надпись, обнаруженная близ Асуана, которая была копией документа, написанного Джосером на 18-м году его правления. Она свидетельствует о семилетнем голоде и семи годах изобилия, обнаруживая близкое сходство с библейским текстом[3]. Приведём таблицу сравнений.

Стела голода

Библия

Фараон: Я был в бедствии на Великом Троне Утром фараон был очень встревожен своими снами (Быт 41:8).
Я спросил его, Управляющего… Имхотепа, сына Птаха… что является местом рождения Нила? Кто находящийся там Бог? Кто Бог? – Имхотеп отвечает: Я нуждаюсь в указаниях Того, кто осуществляет контроль за подачей благ… И отвечал Иосиф фараону, говоря: я не могу истолковать твои сны; но Бог может объяснить их тебе (41:16).

 

 

Когда фараон спал, Хнум, бог Нила, явился ему во сне и обещал, что Нил изольёт свои воды и земля будет в изобилии в течение семи лет после семилетней засухи. Та же параллель с той разницей, что последовательность лет голода и изобилия меняется местами.

 

Джосер обещает Хнуму, что народ будет отдавать в пошлину десятую часть всего, исключая священников “дома Бога”, которые будут освобождены от налога.

 

 

 

 

В те времена Иосиф ввёл в стране закон, который действует и поныне. Закон гласил, что пятая часть всего, что рождает земля, принадлежит фараону, фараон же владеет всей землёй, за исключением земли жрецов, которая не принадлежала фараону (Быт 47:26).

Разница – в удвоении налога сравнительно со “Стелой голода”. Однако десятипроцентная пошлина в пользу священников сохранилась в установлениях книги Левит.

Из этой надписи хорошо видно, что Имхотеп занимал такое же высокое положение при фараоне, как и Иосиф. Вероятно, именно Имхотеп был первым, кто мог похвалиться таким широким диапазоном полномочий в Древнем Египте. Быт 41:39-44 даёт понять, что первым таким человеком в Египте стал Иосиф.

sehel-stele

Стела Голода на о. Сехель.

Библейские писания говорят о мудрости Иосифа (Быт 41:39), но Имхотеп также почитался за мудрость, и в нескольких древнеегипетских надписях имеются ссылки и цитаты мудрых “слов Имхотепа”, причем эти цитаты имеют свои многочисленные параллели в еврейских книгах Притч Соломона, Псалмов и Екклезиасте.

Далее, Имхотеп называется “жрецом Гелиополя”. В истории Иосифа сообщается о его браке с дочерью Потифара, жреца Гелиополя (Быт 41:45). И, таким образом, появляется теоретическая возможность предположить, что Иосиф мог быть назначен жрецом Гелиополя после смерти тестя. В любом случае параллель уже видна в том, что Иосиф и Имхотеп (первый – через брак) как-то связаны с жречеством Гелиополя.

brooklyn-museum-037

Имхотеп, бог медицины. Бруклинский музей.

Естественно, что стопроцентного сходства между Иосифом и Имхотепом нет, его и не может быть, но по основным параметрам и структурно эти личности совпадают, а разница между ними возникла как следствие литературной обработки и вписывания этой фигуры в новый исторический контекст. В основу этой работы, несомненно, была положена деятельность Имхотепа, с которого и делался плагиат[4].

Теперь можно себе представить весь масштаб потрясающего еврейского бесстыдства! Еврейские жрецы перенесли все заслуги великого египетского мудреца, каменотёса и ваятеля Имхотепа, жившего тысячелетием ранее, на полностью сфальсифицированную личность скромного еврейского пастушка Иосифа, родившегося и выросшего в шатре, где, кроме как пасти баранов и козлов, учиться было просто нечему. И вдруг в Египте этот Иосиф превращается в премьер-министра и главврача, строит пирамиды и по совместительству камлает в храме Ра… Не смешно ли? Ведь для воспитания столь гениального гиганта мысли и науки должна иметься какая-то соответствующая среда. Однако мы знаем, что скромная пастушеская семья Иакова жила на задворках осёдло-городской цивилизации и никакие науки им были недоступны. Во всяком случае в Библии на это нет намёков при описании жизни членов клана Авраама, иначе Иосифу и его братьям ничто бы не мешало “подняться”  еще в Ханаане и занять в рамках местной индоевропейской урбанистической цивилизации гораздо более привилегированное положение, нежели жизнь кочевников, постоянно дерущихся с другими такими же кочевниками за пастбищные угодья. Как и в случае с Авраамом, мы приходим к неумолимому выводу о том, что Иосифа никогда не существовало в природе. Этот персонаж на основе плагиата с египетского Имхотепа был введён в библейскую историю патриархов для того, чтобы создать некую потрясающую воображение волшебную историю Израиля.

На формирование литературного образа Иосифа повлияла и древнеегипетская беллетристика, откуда был заимствован сюжет о попытке соблазнения Иосифа женой Потифара (Быт 39). В XIII в. до н. э. было написано сочинение “Два брата”[5]. Жена старшего брата Анупу возжелала его младшего брата Бату, и когда он отверг её притязания, она обвинила его в том, что он пытался её изнасиловать. Это еще одна яркая иллюстрация, из какого теста евреи лепили своих героев. Так стоит ли верить в существование патриарха Иосифа, история которого возникла как следствие плагиата на основе заимствований из разнообразной египетской письменности?

Вообще, всё, что связано с Египтом, в еврейской священной истории – это какая-то сплошная фантасмагория. Евреи явно не знали, к какому конкретно времени или персонажу отнести свой приход в Египет, поэтому изложили сразу три версии прибытия. Сначала туда стали закидывать уже Авраама, который якобы пришел в Египет и вернулся обратно (малый приход и малый исход). А мы знаем, что в лице Авраама закодированы ибрагимы-ибри, т. е. евреи как таковые. Затем в Египте оказывается Иосиф, которого свои же сородичи продают в рабство, но ему удаётся выбиться в люди (малое рабство и малое освобождение). Иосиф – протагонист десяти северных колен – стало быть, олицетворяет весь Израиль. Наконец, туда отправляется еще один общееврейский праотец – Иаков, на этот раз со всем скарбом и домочадцами, и надолго. Наступает великое рабство, а затем великий Исход. Причем в качестве причины прихода Авраама и прихода Иакова называется одно и то же – голод, то есть речь идёт об одном и том же событии, но в разных вариантах, получивших прописку в Библии в ходе компиляции традиций. Описание нахождения Авраама в Египте к тому же полностью повторяет отрывок о его пребывании в Гераре (12:10-19/20), что выявляет еще один дублет. Нужно заметить, что те, кто сочинял всю эту синтетическую псевдоисторию евреев, совершенно не ведал (или намеренно не сообщал?), при каких именно фараонах происходили описываемые события. В книге Бытия упоминаются имена гораздо более мелких и незначительных персонажей – таких как цари “бесовской долины” или же имена царей месопотамской коалиции, а также многочисленные ничего не значащие родственники по генеалогическим ветвям, имена их жен; даже имена правителей Эдома – и те есть. Все перечислены поимённо. А тут – как отрезало. Что-то вдруг случилось с памятью. Странно, что из столь богатой базы данных изъяли только определённые кластеры. Ни одно имя фараона не названо вплоть до эпохи начала оформления еврейской государственности в эпоху израильских царей. Левиты явно не хотели портить себе репутацию обвинениями в анахронизмах, поскольку грубо склеивали лоскуты разрозненных преданий еврейских племенных вождей самых разных эпох и местностей, внедряя их наряду с голым фальсификатом на основе литературного воровства (как это было видно на примере вписывания в еврейскую историю Имхотепа в лице Иосифа) в угодную себе последовательную сюжетную линию. Если нет истории, ничто не мешает её придумать, как это уже не раз случалось, между прочим, с другими народами. Например, с теми же славянами, для которых куётся “древнейшая” история прямо у нас на глазах всякого рода шарлатанами (вроде Трехлебова, Хиневича, Левашова & Co.). Ведь “книга Велеса” и другие славянские псевдолетописи – это прекрасный образец того, как выдуманные новгородские жрецы-плагиаторы пересаживали легенды о еврейских патриархах на славянскую почву, создавая образы древних “славяно-арийских” праотцов-эпонимов, их бесконечных переселений, миграций, приходов, уходов и исходов, заветов, обетований и чудес, подозрительно напоминающих библейские сюжеты и типологически сходных с ними. Ну, не случайно же в неоязыческой литературе о мифологии славян усиленно доказывается тождество Сварога и Саваофа[6]. А может так оно и есть, кто знает… Бог один, история похожа (те и другие – рабы, несчастные, вечно гонимые и обделённые, но при этом, конечно, “богоизбранные”, “народы-богоносцы”), что и свело евреев и славян к “союзу нерушимому” в созданном совместными усилиями азиопскому концлагерю под названием СССР. Но мы сейчас всё-таки не о древних славянах, а о древних евреях…

>ОГЛАВЛЕНИЕ<


ПРИМЕЧАНИЯ:

[1] Немировский А. Указ. соч., стр. 228.

[2] См.: Рол Д. Боги Авариса. М. 2011, стр. 43-44, 50-54, 72-77.

[3] Последние исследования, впрочем, показали, что семилетний голод был мифом, общим для многих культур Ближнего Востока. Месопотамские легенды также говорят о семилетнем голоде. Так, в “Эпосе о Гильгамеше” бог Ану даёт пророчество о голоде в течение семи лет. Тот же сюжет можно отыскать и в угаритском мифе о борьбе Балу с Муту, который связан с семилетними циклами плодородия и бесплодия. Тема семи неурожайных лет непосредственно присутствует в мифе о борьбе Балу с хищными чудовищами – полубыками-полулюдьми. – См.: Гордон С. Ханаанейская мифология. // Мифология древнего мира. М. 1977, стр. 199-232.

[4] Подробнее см.: Скляров А. Цивилизация богов Древнего Египта. М. Вече. 2008, стр. 141-149; НБАО/Уайетт Р. Иосиф в Египте.

[5] См.: Сказка о двух братьях. // Бадж Э. У. Египетские сказки, повести и легенды. М. 2009, стр. 77-78.

[6] И никого ведь не волнует, что подлинное произношение на иврите звучит как Цебаот.

Добавить комментарий

Please log in using one of these methods to post your comment:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Google photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

Connecting to %s