Марту и сутии

Теперь обсудим вопрос, что это была за семитская группа ибри и какие имеются исторические подтверждения миграций семитских кочевников с Евфрата и последующих расселений их в Палестине. Понятное дело, что у Авраама, т. е. у ибри-ибрахимов, имелись какие-то предки среди какого-то определенного племени (в данном случае – племени семитского). Для этого необходимо прояснить вопрос, какие народы Ближнего Востока попадают под определение “семитских”.

Изучая проблематику семитского этногенеза, я обратил внимание на такую интересную деталь. Оказывается, одним из важных маркеров, по которым можно определить семитскую принадлежность того или иного древнего народа Ближнего Востока, это наличие гласного звука “а” в начале его названия (хотя, разумеется, это не панацея). И в самом деле: арамеи, ахламеи, аккадцы, ассирийцы, амореи-сутии, арабы, адомиты (синод. идумеи), амхары (семитское племя Эфиопии), амалекитяне, аммонитяне (они же амнану), аблаиты (эблаиты), аперу (египетских документов), наконец, те же авраамиты-абрахамы – все они считаются семитами. Между прочим, и само название Израиль на самом деле в своём первоначальном виде должно произноситься Йасраэль (= Асар-Эл, *Ашшур-Илу), и в Библии действительно, как я указал выше, зафиксирована близкая архаическая форма – Йашурун = Ашурон (Втор 32:15, 33:5,26; Ис 44:2), что может быть интерпретировано как “малая Ассирия”.

Случайно ли появление сего начального “а”? Мне не совсем ясна его природа. Возможно, добавление его связано со своеобразным “аканьем”, характерным для языка данных семитских групп (сутиев), но не исключаются и другие версии. Название амореи некоторые исследователи[1] по значению возводят к слову “потоп” – A.MARU, где A значит вода, MARU – мор, смерть, имея ввиду народ-завоеватель, нахлынувший подобно водам потопа, или же просто “народ Потопа” в качестве указания на его додилювиальную древность.

В шумерском “A” имело значение определенного артикля, а в аккадском играло роль неэнклитической частицы, выражающей отрицательное пожелание: увы; пусть не; да не. Для этнонима арамеи предполагается наличие такой частицы отрицания, которая означает “противников Рамы”[2] и ведёт к поиску их первопредков где-то на территориях ведийских индоариев. По другой версии arama является противоположностью древнеиранскому rama – войско, и означало мирное население[3]. В свою очередь, значение “а” как частицы отрицания позволяет произвести этноним амореи от санскр. amṛta – слова, от которого в ведийской традиции получил название божественный напиток бессмертия амрита (у греков ambrosia). Следовательно, амореи могло переводиться как “бессмертные”.

Для каждого из семитских этнонимов с начальной “а” мы находим их редуцированные аналоги. В качестве примера: Арам – Рама, Рам; Амореи – Марту; Ахламеи – Лахм (также известны вавилонские божества Лахму и Лахаму); Агадэ (Аккад) – Гуты (индоарийский народ), Гад (еврейское колено), Гудеа (шумерский энси); Ассур – Сурья (Сирия); Амалекитяне – мелухха (шумер.), млеччха (санскр.), Аперу (Хапиру) – Перат (река), пират (разбойник), и т. д. То же касается и арабов, иначе называемых раббу, исходным этнонимом для которых служит имя рапаиты или иначе рефаим – “народ дольменов”, пришедший после гибели Гипербореи с гор Рипейских – Урала (по имени яфетического сына Гомера Рифата (Быт 10:3) или от ведийских божеств Рибху). Аравия, таким образом, носит название расы rephaim, а арабы просто стали называться по имени этой территории, не имея к самой расе рефаим ни малейшего отношения. Это подтверждает тот факт, что не все семитские этнонимы являются семитскими по происхождению. И это касается прежде всего амореев и ассирийцев (и, вероятно, аммонитян), носящих индоевропейские названия, восходящие к санскриту. Мы также увидим, что люди марту, по-семитски называемые амореями, имели отношение к той же расе рефаим. Как и арабы, взявшие имя рефаим (“рапаитов”, с добавление сонанты “а”), так и семиты сутии (“шетиды”) усвоили себе имя амореев и стали называться амореями-сутиями (как славяне – “славяно-русами”). Те же сутии носили имена и других народов, с кем они, по-видимому, вступали в союзы: сутии-раббу, сутии-диданы, сутии-ханеи, сутии-алмуту и т. д. Это внесло серьёзную путаницу, отчего большинство историков употребляют амореев и сутиев безразлично, записывая в семиты марту, коими они не являлись.

В настоящее время наукой установлена именно “аморейско-сутийская” исходно семитская идентификация предков древних евреев (авраамов-ибри). Данная концепция была обоснована учеными “балтиморской школы”, а среди отечественных специалистов-востоковедов её придерживаются И. Дьяконов, А. Немировский, В. Сафронов и Н. Николаева. В целом их наблюдения верны, однако их единственная ошибка состоит в том, что они, как и другие историки, практически не отделяют амореев от сутиев. Но именно последние являлись семитской кочевой народностью, в то время как амореи были их правителями, военную власть которых приняли сутии и затем смешались с ними (подобно тому, как славяне приняли господство русов, сделавшись “русскими славянами”, т. е. подданными норманнов русов).

В шумерских текстах амореи называются LU.MAR.TU – “люди марту” (без начальной семитской сонанты “а”), хотя научная полемика о тождестве амореев и марту всё еще не завершена[4]. Марту пришли не с юга, а с северо-запада (средний Евфрат). Самая древняя локализация марту относится к территориям, прилегающим к городу-государству Мари. Очевидно, он был назван по имени этого народа (или наоборот – амореи получили своё имя от цивилизации и города Мари). Данный этноним подчеркивал их принадлежность к грозным индоарийским завоевателям, известным как марианну. Воинская каста мирьдов сохранилась у курдов-езидов (потомков хурритов-матиенов). К индоарийскому mar(ya) – сообщество воинов – восходит и имя курдского и белуджистанского племени мари[5].

В XIX столетии эти данные привели к теории, выдвинутой Феликсом фон Лушаном, что амореи были племенем “германских” воинов, которые впоследствии доминировали над израильтянами. Гипотеза Лушана была поддержана другими последователями ариогерманской школы, особенно Х. С. Чемберленом, который утверждал, что царь Давид и Иисус были аморитами по происхождению. Этот аргумент был повторён видным идеологом и философом Третьего Рейха А. Розенбергом.

Этимология имени марту никакого отношения к “западу”, как фантазируют востоковеды, не имеет! В ведийской мифологии марту соответствуют богам бури марутам и прославляются в гимнах Ригведы. Марутван – один из эпитетов Индры, что значит “владыка ветров”[6]. Соответствие божеств марутов богу войны Марсу у римлян (а значит и Аресу греков) демонстрирует их подлинно нордический исток. Начиная с аморейского царя Хаммурапи и позже в арийской касситской Вавилонии санскр. maruta (‘ветер’), синоним марутов, было положено в основу имени верховного божества Мардука. Эпитетом касситского бога войны Гхидара было Маратташ. Марутташ было именем одного из касситских царей. Маруты сопровождают Индру в войне с демонами. Марутов изображают прекрасными могучими юношами, разъезжающими на золотых колесницах, запряженных лошадьми[7], в сверкающих или золотых одеждах. Их оружие – золотые топоры, копья-молнии, луки и стрелы, дубинки, ножи.

martu

Маруты

На побережье Леванта, вероятно людьми марту, был основан город-государство Угарит. Никакими “западно-семитскими скотоводами”, якобы впервые появившимися в районах сирийской степи, марту не были. Но во время своих завоевательных походов в Месопотамию они действительно подчинили и использовали в военных кампаниях семитских кочевников сутиев (шетидов), обложив их данью, отчего марту и сутиев уже в древности благодаря ассимиляционным процессам стали отождествлять между собой, а марту называть по-аккадски (т. е. в семитизированном варианте) – амурру, амореи.

Между тем первоначально Sutium размещался прямо у границ Нижней Месопотамии, тогда как martu локализовались к северо-западу от него. Население основанного, очевидно, народом марту города Мари III тыс. было представителями другой группы, отличной от появившихся здесь позднее сутиев (т. е. амореев в аккадской терминологии).

По мнению историков, процессы интеграции марту и сутиев начались в XXII в. до н. э. в государстве Эбла, после чего сутии стали называться амореями, приняв имя amurru. С этого времени начинается масштабное завоевание амореями Месопотамии, где им удалось сломить державу III династии Ура, а также они начинают движение в сторону Сирии, Заиорданья и Палестины, где оседает их первая волна. Начиная с XIX в. до н. э. лумарту основывают в Междуречье и северной Сирии несколько царств с подчиненными себе семитскими скотоводами, селившимся со своими стадами в шатрах вокруг городов. Это государства Ямхад, Мари, Ларса, Вавилон. Тексты из Мари рисуют диморфную структуру аморейского общества, которая выражалась в сосуществовании городского населения (индоариев-марту) и полукочевников (семитов-сутиев). И такая картина полностью соответствует общественной ситуации, сложившейся в Ханаане времён патриархов: еврейские кланы кочуют и живут в шатрах по соседству с городскими центрами. Подобный диморфный паттерн сложился уже в III тыс. до н. э., когда марту принимают участие в основании империи Аккада, первым правителем которой стал Саргон Великий из аморейской династии Шему-абу (индоариев гиксосов египтяне называли шемау)[8]. Те же марту положили начало староассирийской державе (откуда её явно ведийское название Асур), где около тысячелетия правила аморейская династия Шамши-Адада I[9], а само население Ассирии с древних времен именовалось субарейцами (последние были индоариями). В XVIII столетии до н. э. Мари, Ларса и Вавилон были объединены знаменитым царем Хаммурапи, выходцем из аморейского племени яхруру(м) (это имя фигурирует в его генеалогии в качестве предка) народа мару-ямин (впоследствии известного у евреев как “колено Вениамина”). В его законах, по мнению Г. Гюнтера, “заметно влияние духа народов нордической расы”[10]. Значение имени Хаммурапи – “рапаит Амурру”. И такая этимология основана на том факте, что сам Хаммурапи возводил себя к расе рефаим[11]. Под ударами новых индоарийских завоевателей – хеттов, касситов, хурритов, маннеев и митанни, амореи начали движение к юго-западным границам Сирии, где в XV столетии до н. э. в горах и вдоль побережья Северного Ливана ими было основано государство Амурру. Его основателем стал царь Абди-Аширту, выходец из полуаморейской-полухиррутской семьи, который смог собрать и возглавить местных “хапиру”. Эти события получили отражение в книге Судей в виде войн Гедеона, который и являлся скорее всего этим Абди-Аширтой[12].

Хотя Ганс Гюнтер приводит свидетельства принадлежности аморитов к светловолосой и голубоглазой расе, в своих окончательных выводах он осторожен. Он полагал, что в аморитском обществе люди нордической расы составляли только господствующий слой, в то время как “низший слой аморитских племён представлял собой смесь переднеазиатской и ориентальной рас”. Происхождение же предков аморитского господствующего слоя выводится им из низовьев Дуная[13].

В Ханаане амореи стали одним из самых широко распространённых этносов Палестины и Заиорданья, уже начиная с XX столетия до н. э. Здесь они основали царства Башан и Хешбон (синод. Есевон), упоминаемые в Библии (Чис 21:26, Втор 4:46-47; Втор 3:11 приписывает власть в Башане расе рефаим). В Башане правил гигант Ог. Это имя интересно тем, что оно является универсальным в мировом мифопоэтическом наследии. Оно приобретало разнообразные ритуальные формы с удвоением “г”, обозначая превосходящую степень, и некоторые модификации огласовки. Такие божественные имена как Огигий, Гог, Гиг, Игг, Игиги, Огмий отражают расширенные конструкции от короткого Ог[14]. Иосиф Флавий сообщает, что Авраам поселился возле дуба Огига около Хеврона[15], тем самым территориально входя в зону влияния именно амореев, а не хеттов, проживавших в то время здесь же в Ханаане.

Другими важнейшими форпостами лумарту в Палестине сделались Иерихон и Иерусалим (И Нав 10:5). Здесь лумарту получили известность как народ йебуси/ярусы[16], дав название этим городам. От них же идет и очевидно аморейское название горы Мориа (по-видимому, как местная палестинская реминисценция арктической горы Меру). Как Иерихон, так и Иерусалим территориально входили в ведомство “колена Вениаминова”, которое являлось не чем иным, как аморейским племенем бини-ямин (мару-ямин). Позже, однако, иудеи (колено Иуды) изъяли Иерусалим из удела “вениамитян”.

Имя древнейшему поселению Палестины Иерихону (Яриху), археологически документированному уже в VII тыс. до н. э., дали, очевидно, те же марту, поскольку ярах/яру являлось одним из их самоназваний. В том, что название Яриху обретается в индоевропейском лексиконе, нет сомнений. Оно связано с понятиями лета, Солнца, весны, жара и годовым циклом (ср. готск. jēr, англ. year, авест. уārǝ – ‘год’, слав. яра, яръ – ‘весна’; у семитов yārēªh – ‘лунный год, месяц’).

Иерихон был разрушен, вероятно, кем-то другим, а не евреями. Однако это позволило евреям приписать данный факт себе, когда они пришли поглазеть на обрушенные стены древнего города. То же можно утверждать и в отношении Иерусалима и горы Мориа, в коих просматривается всё та же индоарийская чисто аморейская ономастика, и к названию всей страны – Арцену/Рутену. Марту-амореи расселились практически по всему Ханаану, составляя основу индоевропейского привилегированного класса в регионе. И вместе с ними туда приходили их семитские подданные сутии, которых ко II тыс. до н. э. уже перестали различать с самими амореями, а позже и с арамеями, которые полностью поглотили сутиев[17]. Возможно, именно на этом этапе в Палестину из Месопотамии пришли те, кого библейский эпос связывает с кланом Авраама или ибри.

Судя по всему, аморейский элемент в середине XVII в. до н. э. принял участие и в захвате Египта гиксосами, название которых в переводе значит “цари пастухов”. В своём большинстве они являлись амореями[18]. Название гиксосы как нельзя лучше подходит к амореям, управлявшим азиатскими кочевниками, которых египтяне отделяли от гиксосов и называли ааму. В Аварисе гиксосы поклонялись Эль Амурру (Баалу) – “богу амореев”, а их семитские подданные – Сету (своему предку-эпониму Шуту), что сбивало с толку даже античных авторов, полагавших, что и сами гиксосы тоже почитали Сета. Египетскому завоеванию предшествовало укрепление гиксосов в Палестине, где их гегемония продолжалась на протяжении практически всей первой половины II тыс. до н. э.

Библия отмечает исключительную силу и высокий рост амореев (Чис 13:22, Втор 3:11-13, Ам 2:9), которые являлись потомками rephaim, тождественными anakim (“сынам Енаковым”) (Втор 2:10-11). Это является чертой уж во всяком случае никак не средиземноморской ориентальной расы, она характерна для нордических народов. Библейское описание этих аморейских князей и людей “исполинского роста”, перед которыми евреи выглядели как саранча (Чис 13:33), заставляет отделить амореев от сутиев и других семитов. В современной науке предлагается отнести ко всей аморейско-сутийской общности этноним диданы. Но диданы – это не что иное, как титаны. Защищаясь от арийских аморейских вторжений, шумеры по приказу царя Ура Шу-Суэна (2037-2028 гг.) возвели огромное укрепление по всей северной границе в районе среднего течения Евфрата – мощную высокую стену, названную ими Диданум или Титанум (что значит “отделяющая титанов”).

Разумеется, Авраама, кочевого скотовода, живущего в шатрах, как и всех евреев, никак нельзя соотнести с воинственными индоариями-громовержцами марутами, ездящими на золотых колесницах, запряженных конями. Авраам как раз очень похож на простого семитского вассального кочевника, переселившегося из пустынь Сирии в Палестину. И эти его вассальные отношения с марту-амореями очень четко выражены в трех эпизодах: 1) Авраам, придя в Палестину, селится не где-нибудь, а в оазисе (“дубраве”) некоего аморея Мамре, или более точно – Море, что представляется очевидным аморейским топонимом (Быт 12:6, Втор 11:30)[19]; этот оазис располагался возле Хеврона, где также жили аморейские правители (И Нав 10:5), один из которых носил ведийское имя Ахиман, а другой являлся бывшим гиксосским фараоном Шеши (Чис 13:22); 2) участвует в военном сопротивлении аморейских царей Содома, Гоморры, Адмы, Шемавера, Цевоима против коалиции месопотамских царей; 3) отдает дань в виде десятины аморейскому царю Шалема, титуловавшемуся Малкицедек. И все экзегеты почему-то делают круглые глаза и постоянно задаются детским вопросом: неужели этот Малкицедек был выше самого “избранника Божьего” Авраама? Не зная элементарных фактов истории, из которых понятно, что такая дань сутиев своим арийским царям являлась обычной для семитов госпошлиной за возможность проживания под их защитой и покровительством, дающей право законно эксплуатировать колодцы и земли, на которые они приходили пасти свой скот. Да, Авраам был ниже своим социальным и этническим статусом, чем князья и люди марту, потому что был кочевником-семитом и принадлежал к низшему классу в политических структурах под началом грозных северных исполинов.

Уже в эпоху еврейских завоеваний Ханаана в текст Торы была включена победная песнь амореев (Чис 21:27-29). Спрашивается, если евреи захватили земли амореев и жили на них, почему тогда аморейской поэзии и военным достижениям амореев было уделено такое повышенное внимание, что им нашлось почетное место на страницах священного писания евреев? Как-то это совсем не вяжется с библейской политикой в отношении побеждённых народов Ханаана. Не могло ли быть так, что какие-то евреи на самом деле воевали с моавитянами в составе войск аморейского царя Сигона, а затем барды внесли аморейскую победную песнь в Библию? Приведу текст этой песни:

Идите в Хешбон, да будет он отстроен,
И да будет утверждён город Сигона.
Ибо огонь вышел из Хешбона,
Пламя из града Сигонова,
И пожрал Ар-Моав и высоты Баала в Арноне.
Горе тебе, Моав!
Погиб ты, народ Кемоша!
Беженцы – сыновья его,
И дочери его – пленницы
Царя аморейского Сигона.

В ведийской традиции известна некая социальная группа – суты, близкая к кшатриям, воинам-колесничим царя. Эти суты являлись придворными бардами-панегиристами, прославляющими его деяния[20]. Название суты роднит их с этнонимом сутиев. На примере победной песни амореев из Библии мы можем убедиться в том, что евреи могли выполнять роль таких сутов, будучи подданными своих аморейских царей.

>ОГЛАВЛЕНИЕ<


ПРИМЕЧАНИЯ:

[1] Петухов Ю. История русов. Древнейшая эпоха. Т. 1-2. М. 2005, стр. 259; Гудава Т. До и после Библии. Типология божественного. Шумеро-русский словарь.

[2] См.: Янович В. Наследие тысячелетий. Гл. 4. Индоевропейцы, арии, вратьи.

[3] См.: Галлямов С. Древние Арии и вечный Курдистан. М. 2007, стр. 421-422.

[4] См.: Немировский А. У истоков древнееврейского этногенеза. М. 2001, стр. 85.

[5] См.: Галлямов С. Указ. соч., стр. 173-174, 421.

[6] См.: Гусева Н. Индуизм и мифы Древней Индии. М. 2005, стр. 87.

[7] Первые боевые колесницы, в которые запрягали лошадей, появились на Ближнем Востоке уже в середине III тыс. до н. э., и не исключено, что марту использовали их в самых первых своих вторжениях в Месопотамию. В первой четверти II тыс. они были модернизированы родственными марту индоариями, которые придали им более легкую конструкцию с использованием колёс со спицами, что значительно увеличило их скорость и маневренность. Марту, очевидно, принадлежали к старому поколению индоариев, вторгшихся на Ближний Восток, и были вынуждены уступить натиску новых волн индоевропейцев. – См.: Горелик М. Боевые колесницы Переднего Востока III-II тыс. до н. э. // Древняя Анатолия. М. 1985.

[8] Не от названия ли этой династии и происходит имя “семитов”? Вполне возможно, если учесть, что сутии принимали аморейские имена. Хотя есть и другие версии, которые ниже я разберу.

[9] Его имя писалось идеограммой “Владыка Дня” и происходило от корня Шамаш – Солнце, что указывает на индоевропейское происхождение династии (несмотря на семитоязычный корень), принявшей арийскую солярную символику.

[10] Гюнтер Г. Расология еврейского народа. М. 2010, стр. 58.

[11] См.: Сафронов В., Николаева Н. История Древнего Востока в Ветхом Завете. М. 2003, стр. 276.

[12] Там же, стр. 64-71.

[13] Гюнтер Г. Расология еврейского народа, стр. 59-60.

[14] См.: Афанасьев А. Мифология катастроф. М. 2003, стр. 35-55.

[15] Иосиф Флавий. Иудейские древности. I, 10.4.

[16] Известно аморейское племя под названием ханеи-ябису, которое, вероятно, и являлось этими самыми ярусами. В Галааде ими был основан город Ябис, жители которого были полностью истреблены евреями, а оставшиеся в живых девицы похищены (Суд 20-21).

[17] См.: Немировский А. У истоков древнееврейского этногенеза, стр. 90.

[18] См.: Тантлевский И. История Израиля и Иудеи до разрушения Первого Храма. СПб. 2005, стр. 18.

[19] Первоначально я полагал, что “аморреянин” в Быт 14:13 нужно относить к Аврааму, как это в общем-то и было сделано в Синодальном переводе. Однако новейшие переводы дают иную интерпретацию, согласно которой “аморрей” следует отнести к дубраве, названной по имени “Мамре-аморрея”, очевидно владельца этого оазиса. Именно так понимал это место Иосиф Флавий. Однако это не отменяет факта тесных контактов Авраама с амореями, которые объясняются тем, что его клан имел сутийское происхождение, а значит входил в аморейский союз.

[20] См.: Махабхарата. Книга Лесная. М. 1987. Комментарий, стр. 741; Бонгард-Левин Г., Ильин Г. Индия в древности. СПб. 2001, стр. 169.

Добавить комментарий

Please log in using one of these methods to post your comment:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Google photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

Connecting to %s