Родословия (Текстология Мф.1:1-17/Лк.3:23-38)

f35ad450f0ee96670c8b3530316215b5Раннехристианский учёный Татиан, делая компиляцию из четырёх Евангелий, не обнаружил в них родословий, а потому не включил их в свой Диатессарон. Значит во II веке в Сирийских общинах циркулировали арамейские протографы Евангелий, в которых никаких родословий не было. Когда примерно в то же самое время другой христианский учёный Маркион опубликовал Евангелие Луки, то в нём тоже отсутствовали первые главы, которые даже по признанию современных текстологов являются по языку и содержанию самыми иудейскими отрывками этого Евангелия, лексически отличающимися от всего остального текста. В IV в. Епифаний Кипрский свидетельствовал, что он видел Евангелие от Матфея на арамейском языке (который он принял за еврейский). Им пользовались христиане из секты “назореев”. Епифаний нашел, что в этой версии отсутствует родословие Иисуса Христа.

“Не знаю же, – недоуменно добавил Епифаний, – еретики ли уничтожили в нём родословие от Авраама до Христа”[1].

Или что, Епифаний допускал, что так могло быть в подлиннике? По свидетельству Епифания, это Евангелие начиналось со слов:

“Во дни Ирода, царя иудейского, пришел Иоанн, крестя крещением покаяния в реке Иордане…”[2]

В Послании Варнавы (12:10) утверждение, что Христос есть сын Давидов, характеризуется как “заблуждение грешников”.

Это наводит на мысль о том, что родословная Иисуса на самом деле была подделкой иудействующих[3]. К тому же её версии в псевдо-Матфее и псевдо-Луке не совпадают и ведутся по разным линиям потомков Давида. Важное отличие также состоит в том, что родословие Матфея – иудейское по форме, оно ведётся по нисходящий – от предка к потомкам. Родословие Луки не имеет аналогов в иудаизме и ведётся по восходящей – от потомков к предку, без типичной формулы “такой-то родил такого-то”.

Толкователи, надо сказать, сломали много копий, пытаясь как-то свести эти родословия к одному знаменателю и объяснить, каким образом одновременно два лица – Илий и Иаков – могли стать отцами Иосифа, мужа Марии, попутно выясняя все родственные связи между персонажами, которых эти толкователи никогда не видели.

Две расходящиеся от Давида и сходящиеся на Иосифе линии родословий (в промежуточной фазе они снова сходятся на Салафииле, и затем опять разбегаются, начиная от потомков Зоровавеля) пытаются свести за счёт теории левиратных браков. Впервые её выдвинул в III в. Юлий Африкан. Остаётся только доказать, что таковые левиратные браки в истории предков Христа действительно имелись. С той же долей уверенности можно заявить, что их просто не было, а родословия псевдо-Матфея и псевдо-Луки возникли как две разные версии, друг с другом никак не связанные. Как указывалось, они даже составлены по разным принципам. Если обе родословных были изначально подделками, значит объяснений, как их синхронизировать, для того чтобы Илий и Иаков (отцы Иосифа), стали братьями, поимевшими одну жену, просто не требуется.

Насчёт левиратного брака всё выглядит совсем неубедительно. Ибо если Илий и Иаков действительно взяли одну жену, то формально они не могли стать одновременно двумя отцами Иосифа по официальному списку родословия. Действительно, по иудейскому закону деверь как бы “восстанавливает” семя умершему брату (Втор 25:5-6). Но вся проблема в том, что в Торе чётко сказано, что только первенец остаётся с именем умершего. Следовательно, все остальные дети носят имя деверя. Или – или. Но выходит, что по одной версии родословной Иосиф носит имя умершего, а по другой – имя деверя (Иосиф бен-Илий и Иосиф бен-Иаков). Такого просто не может быть. Это как-то упускают из виду все толкователи, чем показывают своё полное незнание иудейских традиций. Значит теория левиратного брака никуда не годится и не объясняет расхождений в родословных относительно отца Иосифа. Очевидно, родословия не могли отражать левиратных связей, если они были составлены согласно традиции.

Тут мне могут, конечно, возразить, что родословие ведётся по формуле “такой-то родил такого-то”, а посему это не есть прямое указание на имя отца, которое должен носить сын. Но в Луке как раз имеет место формула “такой-то, сын такого-то”. Начиная со стиха 3:23, она “по умолчанию” от Иосифа распространяется на всех предков. Но можно ли в этом случае утверждать, что Илий – тот, кто не оставил семени, по имени которого должен быть назван первенец, в то время как Иаков – деверь и реальный отец Иосифа? Я думаю, что нет, потому что всё дело не в форме списков родословной, а в тех целях, которые преследовали авторы этих версий, которые стремились представить варианты происхождения Мессии каждый по-своему. Родословие Луки было явно сделано не для того, чтобы показать, кто являлся реальным отцом Иосифа или определить левиратные браки, а совсем по другим причинам, как мы увидим из дальнейшего. К тому же вообще не ясно, являлся ли Иосиф первенцем у деверя Иакова. Это тоже ни откуда не видно. Таким образом, гипотеза левиратного брака порождает другую бездоказательную гипотезу – гипотезу Иосифа-первенца. Убедительных подтверждений нет ни тому, ни другому. Лично я всё же полагаю и настаиваю, что список родословия у евреев никогда не вёлся по деверю, обязанному восстановить семя умершему брату, а только по этому самому умершему брату, не оставившему семени. Ведь для чего же тогда введён сам закон, который был призван “не изгладить имя его в Израиле” (Втор 25:6, ср. Руфь 4:10)? Но получается, что по крайней мере из одного родословия его имя “изглаживается” вопреки Закону Моисея. И это заставляет признать такое родословие неподлинным или составленными не по иудейским правилам. Но, как я уже подчёркивал, фальшивость одной версии только подтверждает фальшивость другой, потому что нельзя принять обе сразу или отбросить какую-либо из них (если считать Евангелия непогрешимыми). То есть обе генеалогии недостойны абсолютно никакого доверия.

Предлагается и другое объяснение: что Илий и Иаков – на самом деле два имени одного лица, потому что по Матфею и Луке у них один и тот же отец: в Мф 1:17 он назван Матфаном, а в Лк 3:24 Матфатом. Конечно, разночтение в одну букву не столь существенно, это можно свести к ошибке при переписке. Но в таком случае необходимо приложить ту же теорию о левиратном наследовании имени в родословии уже к этому Матфану-Матфату, так как на нём генеалогические линии тоже расходятся. То есть новый тупик. Матфан[/т], как и в случае с Иосифом, по Закону Моисея мог унаследовать имя только одного отца – того, кто не оставил семени, а не двух. А следовательно и здесь теория левиратного брака неприменима.

Генеалогическое древо вновь смыкается на Салафииле и Зоровавеле (Мф 1:12 = Лк 3:27). В этом случае у Салафииля обнаруживаются разные отцы (Нирий и Иехония), чего быть не могло, так как, еще раз подчеркну, списки родословия даже в случае левиратного брака могли вестись только по одному отцу, а не по двум сразу. Сыновья Зоровавеля все перечислены в 1 Пар 3:19-20, и среди них нет ни Рисая, который появляется в генеалогии Луки, ни Авиуда, который записан у Матфея. Рисай и Авиуд, таким образом, фигуры вымышленные. Как, кстати, и “отец” Салафииля Нирий, который больше нигде, кроме Лк 3:27, в библейских таблицах не значится. Отцом Салафииля в 1 Пар 3:17 являлся царь Иехония. Что же получается – некий брат царя Нирий, как следует по версии псевдо-Луки, “восстановил” семя бесплодному Иехонии, который умер, не оставив детей? Вообще-то у царя Иехонии было восемь сыновей (1 Пар 3:17-18)[4]. Поэтому никакие левиратные отношения его братьев с его жёнами не требовались. Не говоря уже о том, что у царя Иоакима, отца Иехонии, не было такого сына с именем Нирий (1 Пар 3:16). Если бы Нирий был братом Иехонии, то у них был бы один отец – Иоаким, однако в Лк 3:28 отцом Нирия назван некто Мелхий. Значит Нирий не мог быть братом Иехонии. Есть ли вообще, кто в здравом уме станет рассматривать такие неадекватные теории?

Теологи создали и третью модель: одна линия родословной якобы показывает происхождение Иосифа, другая – Марии. Но, во-первых, по женщине у иудеев родословия не велись, они были исключительно патрилинейны; во-вторых, они не велись и по мнимым отцам (ведь Иосиф не зачинал Иисуса) – такой практики у иудеев тоже никогда не существовало. К тому же родословие Марии – выдумка на пустом месте, поскольку она в списке имён вообще не фигурирует. Каким местом и по какой традиции её туда приплели богословы – это большая загадка.

Пролить свет на это поможет версия Иоанна Дамаскина. Он полагает, что Левий, прадед Иосифа по Лк 3:23, взял жену Матфана, деда Иосифа по Мф 1:15. От брака этой жены с Матфаном родился Иаков, а от её брака с Мелхием – Илий. Таким образом, Иаков и Илий оказались родными братьями по матери. Иоанн Дамаскин также утверждает, что Мария являлась праправнучкой тому самому Левию, который приходился одновременно прадедом Иосифу. Родословие Марии у него выглядит так: Левий – Пантир – Бар-Пантир – Иоаким – Мария. По Дамаскину Мелхий, однако, был сыном Левия, тогда как в Лк 3:24 наоборот – Левий является сыном Мелхия[5].

Какими источниками пользовался Иоанн Дамаскин, он не указывает. Понятно, что это какие-то апокрифические данные – то есть чья-то очередная версия родословной, которых было, по-видимому, множество. Об их существовании знал апостол Павел, поэтому он рекомендовал удаляться “глупых состязаний” и занятий “бесконечными родословиями”, что производило “больше споры, нежели Божье назидание в вере” (Тит 3:9; 1 Тим 1:4). Всё это говорит о том, что противоречия в родословиях евангелистов Иоанн Дамаскин пытался разрешить с помощью посторонних источников, поскольку “канонические” родословия не давали никаких ответов и вносили только путаницу.

Но это была не единственная попытка решить проблему. Еще раньше Иоанна Дамаскина подобную, но еще более экзотичную попытку предпринял другой сирийский богослов – Ефрем Сирин (IV в.), который тоже располагал некими “древними источниками”. От Зоровавеля до Иакова, отца Иосифа, он поимённо называет всех жён, с которыми вступали в браки предки Иисуса. Он сообщает, что у Матфана было два сына – Иаков и Йонакир. Иаков взял в жёны Хадбифь и породил от неё Иосифа, а Йонакир взял Дину и породил от неё Марию. Дину Ефрем идентифицирует как Анну, а Йонакир был не кто иной, как Иоаким. Они и стали матерью и отцом Марии. Таким образом, Иосиф был якобы сыном дяди Марии, то есть её двоюродным братом, и именно поэтому Мария была отдана ему[6].

В родословии Матфея есть, впрочем, одна интересная деталь, которая, как представляется, имплицитно подчёркивает нееврейские корни Марии. Впервые еще Лютер выдвинул гипотезу, согласно которой Матфей включил в родословие пять женщин по одной причине – все они являлись чужестранками[7]. Тем самым евангелист стремился показать, что Мессия связан с язычниками. Фамарь была арамеянкой (Юб 41:1), Раав – ханаанеянкой (И. Нав 2:1-14), Руфь – моавитянкой (Руфь 1:4), Вирсавия была женой хетта (2 Цар 11:3), то есть скорее всего и сама она была хеттеянкой. Мария как бы продолжает этот список разнообразных неевреек, попавших в генеалогию Христа. Интересно, что по крайней мере три персоналии из этого списка (Фамарь, Раав и Вирсавия) так или иначе связаны с незаконными сексуальными связями, в чем обвиняли и саму Марию. Что касается Руфи, то Тора вообще запрещала браки с моавитянками и вступление их в общество Израиля (Втор 23:3). Значит составитель этого варианта родословной хотел тем самым подчеркнуть, что Мария, несмотря даже на своё неиудейское происхождение, всё же могла стать матерью Мессии Израиля. Но в таком случае это предполагало подлинное отцовство Иосифа, который и являлся носителем крови давидитов (что совершенно четко отражено в Лк 3:23 – “был, как законно признавали (νομίζω), сыном Иосифа…”). А как мы знаем из того, что сказано дальше в Евангелиях по поводу обстоятельств рождества, Мария зачала без семени Иосифа. В этом случае Иисус совсем не имел бы иудейских корней и всё родословие по линии Иосифа потеряло бы смысл. Это доказывает, что родословие Матфея было вставлено на этапе, когда легенда о непорочном зачатии еще не получила прописку в окончательной редакции Евангелий, а Иосиф считался подлинным отцом Иисуса. Действительно, в древней Синайско-сирийской рукописи (Sinaitic Syriac), восходящей ко II в., стих Мф 1:16 имел другое чтение: “Иаков родил Иосифа; Иосиф, которому обручена была дева Мария, родил Иисуса, называемого Христом”[8]. Такое чтение, очевидно, сохранило вариант, который транслировался иудеохристианами вне всякой связи с догматом о девственном зачатии. В результате соединения двух традиций текст пришлось подкорректировать, чтобы не возникало противоречий.

Есть еще одна веская причина, почему Иисус не мог происходить от рода, указанного Матфеем. Дело в том, что на Иехонию, последнего перед вавилонским пленением царя из дома Давида, было произнесено проклятие:

Так говорит Яхве: запишите человека этого лишённым детей, человеком злополучным во дни свои, потому что никто уже от семени его не будет сидеть на престоле Давида и владычествовать в Иудее (Иер 22:30).

Родословие Матфея, таким образом, полностью противоречит иудейской мессианской традиции, согласно которой Мессия должен унаследовать престол Давида. Мессия иудейский никак не мог быть потомком Иехонии. Это объясняет, почему Лука, писавший, как считается, позже Матфея и имевший на руках это Евангелие, воспользовался другой версией (или сочинил её сам), которая корректировала родословие Матфея и уводила генеалогическую ветвь в сторону от Иехонии. Стало быть, вариант Луки – это коррекция варианта Матфея, а значит в обоих случаях это фальшивки. За это говорит и неиудейский характер родословия Луки.

Родословия имеют явно ритуальный подтекст и подогнаны под определённые нужды определённых слушателей. Так, у псевдо-Матфея вся родословная чисто искусственно разбита на три части по 14 родов, что не соответствовало действительности при сличении с данными, зафиксированными в книгах Ветхого Завета (на основании чего и составлялись родословия). Число 14 составляет 2×7, это календарная половина месячного лунного цикла. Три полуфазы по 14 дней составляют 6 недель – тоже число ритуальное, символизирующее шестидневное творение. Таким образом, родословие по Матфею произвольно заточено под семитский лунный культ, что делает эту генеалогию ритуально-астрологической. Вот почему с целью подгонки псевдо-Матфей выпускает из родословия некоторых лиц, которые должны там присутствовать. Например, он изъял сразу трёх царей, следующих за Иорамом, о которых известно из книг Паралипоменон (1 Пар 3:11-12).

14 поколений “по переселении в Вавилон”, растянутые аж на целых шесть веков, еще сильнее уменьшают доверие к Матфееву списку, так как получается, что каждое следующее поколение наследовало предыдущему за этот период в среднем не ранее, чем через 43 года (среднестатистически это уже почти старческий возраст для людей того времени, большинство населения до него вообще не доживало). Значит все эти перечни поддельны и недостоверны, они не могли быть взяты из реальных семейных архивов. Допустить возможность пропусков при сохранении общего древа невозможно, так как это равносильно признанию разрыва поколений. Какие тогда вообще могут быть списки или память о предках?

Псевдо-Лука тоже преследует чисто ритуальные цели. Структура генеалогии псевдо-Луки такова, что она разделяется на седмирицы, соединяемые три раза по три в один отдел и однажды две седмирицы в один отдел: от Иисуса до Нирия – 21 род (3×7); от Нирия до Давида – 21 род (3×7); от Давида до Авраама – 14 родов (2×7); от Авраама до Адама – 21 род (3×7). Это также лунный счёт, в совокупности дающий другое ритуальное число 77 (дважды по 7 – тоже лунная полуфаза).

Подводя итог, зададимся вопросом: кем были составлены генеалогии, попавшие в канонические Евангелия? В случае с Матфеем это не могли быть ортодоксальные иудеи, поскольку авторы фальсификации явно не очень хорошо разбирались в иудейских мессианских традициях, раз включили туда Иехонию. Объяснение расхождения в родословиях на основе теории левиратных браков возникло позже, лишь по причине признания абсолютной авторитетности и непогрешимости обоих родословий, когда появилась потребность в создании новозаветного канона. Необходимость в таком признании отпадает, если оба варианта создавались независимо. При этом родословие Матфея нужно вовсе исключить из рассмотрения, потому что только родословие Луки, если оценивать его вне всякой связи с родословием Матфея, отвечает иудейской мессианской традиции, так как обходит Иехонию (если, конечно, отбросить несвойственное для еврейской Библии ведение генеалогии Луки по восходящей). Но тогда как же быть с теорией непогрешимости и богодухновенности текстов Нового Завета? Наконец, последняя трудность – возведение родословий к условному отцу Иисуса Иосифу, который не участвовал в Его зачатии, а условных отцов иудеи в генеалогию не вписывали, равно как и не вели никаких матрилинейных родословий по матери. Поэтому я предлагаю, исключить оба варианта родословия Христа – по Матфею и по Луке – как явные подделки.

Возможно, эти генеалогии и рассказы о рождестве составили те недостаточно образованные евреи или прозелиты, обращенные в христианство, которые считали необходимым вписать Иисуса в иудаизм в силу своих религиозных представлений и убеждений. Для этого был использован приём “благочестивой лжи”.

>В ОГЛАВЛЕНИЕ<


ПРИМЕЧАНИЯ:

[1] Творения св. Епифания Кипрского. Ч. I. М. 1863, стр. 215.

[2] Епифаний Кипрский. Панарион. I, 30(13).

[3] Евангелие “от Иоанна” (на мой взгляд, очень существенно подвергшееся иудейской обработке), в одном месте указывает на то, что родиной Иисуса была Иудея. После того как Спаситель покинул Иудею и после беседы с самарянкой задержался в Самарии (4:1-4), указано, что он пошел в Галилею, а далее следует странная приписка: “Ибо сам Иисус свидетельствовал, что пророк не имеет чести в своём отечестве” (4:43-44). Речь явно идёт об Иудее, потому что именно из неё Он возвращался в Галилею через Самарию. Нужно учитывать, что “самаряне уверовали” (4:39) и “галилеяне приняли его” (4:45), к тому же Самария нигде не рассматривается как Его родина. Следовательно, только Иудея здесь может фигурировать в качестве той области, где, согласно Евангелию “от Иоанна”, Христа не признавали пророком.

[4] 1 Пар 3:17 даёт неясную формулировку, которую можно понять в том смысле, что Салафииль был внуком, а не сыном Иехонии. Есть затруднение и с Зоровавелем. По 1 Пар 3:19 он – сын Федайи, т. е. брат, а не сын Салафииля. Но в Езд 3:2, Неем 12:1 и др. Зоровавель назван сыном Салафииля. Если снова выходить из положения с помощью закона ужичества, то не слишком ли часто члены династии оказываются бесплодными, если и Салафииль, и его отец оба не оставили детей, как следует из сопоставления генеалогических списков?

[5] Иоанн Дамаскин. Точное изложение православной веры. Кн. 4. Гл. XIV (87). О родословии Господа и святой Богородицы.

[6] См.: Cave of the Treasures. (St. Ephraim the Syrus. Book of the Succession of the Generations). Brit. Museum’s Manuscript Add. 25875.

[7] См.: Д. Хуффман. Генеалогия. // Словарь Иисус и Евангелие. М. 2003, стр. 127.

[8] См.: Lewis A. S. The Old Syriac Gospels. London, 1910; ср. Евангелие от Филиппа, 17: “Некоторые говорили, что Мария зачала от Духа Святого. Они заблуждаются. Того, что они говорят, они не знают. Когда женщина зачала от женщины? Мария – дева, которую сила не осквернила. Она – великая анафема для иудеев – апостолов и (мужей) апостольских. Эта дева, [которую] сила не осквернила, – [чиста], осквернились силы. И Господь не [сказал бы]: [Отец] мой, [который на] небесах если бы у него не было [другого] отца, но Он сказал бы просто: Отец мой”.

Добавить комментарий

Please log in using one of these methods to post your comment:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Google photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

Connecting to %s