Так был ли Иисус арием? Или опрокидывание «телеги» про то, что Христос не являлся индоевропейцем

Поскольку мы говорим об ариохристианстве как о религии ариев, приведенное исследование требует обоснования и ясных доказательств принадлежности Иисуса Христа именно к белой европеоидной (арийской) расе. Как я указывал в обзоре литературы, многие авторы, поднимавшие вопрос его этнической принадлежности, были вынуждены отказаться от его какой-либо более конкретной национальной идентификации, поскольку для окончательных выводов они не усматривали достаточных оснований. С ними можно согласиться лишь отчасти, потому что наличие целого ряда имплицитных данных и свидетельств из текстов Нового Завета уже можно считать во всей их совокупности системообразующим комплексом фактов, удостоверяющим в нордических истоках как христианства, так и самого Иисуса по плоти. В этом помогает убедиться также и, как говорится, «чтение между строк». Это не значит, впрочем, что в новозаветных текстах нет ни одного прямого указания на принадлежность Иисуса к белой европеоидной расе – оно существует, в чем мы убедимся. Я намеренно не буду ссылаться ни на Туринскую плащаницу, ни на поздние апокрифические описания облика Иисуса, ни на иконографическую византийскую и латинскую традицию. Во-первых, об этом уже говорилось не раз другими авторами. Во-вторых, поскольку не все признают подлинность данных источников и артефактов, они не смогут нам помочь в достаточной мере. Хотя приложить их в качестве «довеска» к нашему комплексу можно и нужно. В-третьих, мы всё же говорим не столько о национальности, сколько о расе. Поэтому не так важно, к какому именно этносу принадлежал Иисус по плоти, если удастся достоверно выяснить его нордическую расовую идентичность.

Сейчас приступим к краткому обзору и анализу тех данных, которые собраны в исследовании. Сначала начнем как бы «издалека». Первый ряд систематических свидетельств следует отнести к фактам, опровергающим происхождение Иисуса Христа от рода Давида. Прежде всего это касается двух генеалогий по Матфею и Луке, а также историй рождества и детства, приведенных в одноименных им Евангелиях. Фактическая сторона, которая мною была разобрана подробно, убеждает нас в том, что в данном случае мы имеем дело с масштабной фальсификацией: генеалогии оказываются очевидными поздними вставками, а «вифлеемская» история – всего лишь «мессианской» подгонкой обстоятельств рождества к ветхозаветному пророчеству Михея. Сюда же следует отнести многочисленные текстологически выявляемые «мессианские» интерполяции с аллюзиями или прямыми ссылками на книги еврейских пророков, а также всё то, что в Евангелиях входит в прямое противоречие с иудейской религией. Это значит мы сталкиваемся с попыткой укрывательства какого-то иного, не совсем «богоугодного» происхождения Иисуса и его убеждений, не устраивавших тех из уверовавших иудеев или иудействующих, которые желали видеть в нем Мессию Израиля (а такие в силу некоторых причин тоже имелись, и ради объективности нет смысла это отрицать).

Здесь же нужно прибегнуть и к доказательству «назорейских» истоков миссии Иисуса. Сам факт, что он прошел крещение у гностиков «назореев», которые вообще не имели никаких еврейских корней, убеждает нас в том, что его учение не было и не могло быть иудейским по содержанию. Иудеи ни на каком историческом этапе не стояли у истоков назорейства, это доказано в науке. Иудеи также не могли состоять в этой секте, отрицавшей обрезание, Тору, святость Авраама, избранность евреев, храм, субботы и кровавые жертвы – т. е. вообще всё иудейское в полном объеме. Для этого им необходимо было сделаться окончательными ренегатами. Но зачем? Когда евреи отказывались от иудаизма в пользу эллинизма ради материальных благ и сохранения жизни, это еще можно понять. Но что могли дать иудеям экзотические назореи, проповедующие аскетику и нравственность? Абсолютно ничего. Там, где нечем поживиться и нет никаких меркантильных выгод, там духа еврея днем с огнем не сыскать. Ибо вера еврея это чистый материализм. Назорейство не было ни иудейской ересью, ни ответвлением иудаизма. Точно такую же характеристику можно дать и учению Иисуса, даже с учетом его возможного милосердного отношения к простым евреям из низших слоев израильского общества. И если в Евангелиях мы находим параллели с ессеями, которые были немного ближе к иудаизму, то все они имеют свои соответствия с учением назореев.

Взятые в отдельности эти доводы, впрочем, не могут служить прямым подтверждением тому, что Иисус происходил по рождению от арийского населения Галилеи и не был, например, «мамзером» или, скажем, сирийским семитом, арабом, ханаанеем или идумеем. Но, как минимум, первый ряд свидетельств уже доказывает тот важнейший факт, что Иисус не был и не мог происходить из рода Давида, а значит и быть Мессией Израиля, так как даже теоретически не соответствовал иудейским представлениям о его приходе и тем политическим надеждам, которые с ним связывались. Да в общем-то это и ни для кого не секрет, поскольку сам Иисус отрицал своё происхождение от Давида, о чем синхронно сообщают три евангелиста (Мф. 22:45/Мк. 12:37/Лк. 20:44).

Поэтому в силу вступает второй ряд систематических свидетельств, который напрямую следует связать с первым рядом. Эти свидетельства касаются параллелей с индоиранскими религиями – зороастризмом, митраизмом, буддизмом и индуизмом. Их удельный вес превышает любые другие обнаруживаемые в Евангелиях соответствия с прочими религиями, разве что кроме египетской. Но ни с одной из них в учении Иисуса нет прямых противоречий. Они имеются только с иудаизмом, причем хорошо просматривается, что спор с иудаизмом носил у него такой же системный и последовательный характер.

Прежде всего в ряду этих свидетельств следует привести эпизод с приходом «магов с Востока». Вопреки позднейшим средневековым толкованиям, нужно отметить, что эти маги были иранского происхождения, потому что термин «маги» безошибочно указывает на их национальную и религиозную принадлежность. По одному из преданий их имена были Гормизд, Йездигерд и Пероз – чисто персидско-парфянские. Маги являлись ариями мидо-персидского происхождения. Разнообразные спекуляции теологов по поводу того, будто маги были какими-то неизвестными «волхвами» (намеренная подмена понятия в синодальном переводе) или «царями-жрецами», «философами», «мудрецами» и т. п. из разных стран, включая Эфиопию (лишь на основании толкования(!) Пс. 68:31), являются ни на чем не основанными фантазиями и всерьез восприниматься не должны. Из этого следует, что пришедшие маги могли признать в Иисусе не иудейского Мессию, а только Саошьянта авестийских пророчеств, а значит ария. Напомню, что зороастризм это религия, носящая ярко выраженную арийскую расовую окраску и содержащая эсхатологическое учение о победе ариев над всеми «неариями» в конце времен, что значило в их верованиях восстановление изначального арийского порядка, установленного древними царями Парадата, первый из которых носил имя Хаошьянг (идентичное Саошьянту). Стало быть, иранские арии не могли признать Саошьянтом ни иудея, ни любого семита. Составитель Евангелия от Матфея, тем не менее, вплел рассказ о прибытии магов в иудейский контекст, но связь с Иродом и Вифлеемом выглядит слишком искусственной, чтобы принять это на веру. Очевидно стремление как раз переделать подлинное свидетельство о прибытии магов так, чтобы картина приобрела иудейский фон и была вписана в «мессианскую» концепцию иудействующих. Благодаря работе составителя-фальсификатора всё стало выглядеть несколько иначе: маги предпринимают путешествие в Иерусалим для того, чтобы поклониться Мессии Израиля – т. е. совершенно чуждому зороастрийской религии персонажу и в духовном и в этническом плане. Мы знаем, что «звезда» вела их и точно указала им место рождения младенца, став сверху непосредственно над домом, где находилось семейство. В таком случае «звезда» не могла привести их сначала в Иерусалим, т. е. ввести в заблуждение относительно места рождения Спасителя. Маги ведь наверняка проходили и через другие города, но вряд ли в каждом из них интересовались, где находится новорожденный царь, потому что «звезда» не останавливалась там. Почему вообще маги начали спрашивать в Иерусалиме о мнимом Мессии? Неужели они наивно полагали, что он – сын Ирода? Это исключено. Но тогда они выставлены глупцами, т. к. спрашивать в столице действующего правителя о каком-то альтернативном претенденте на трон выглядит не только в высшей степени немудро, но и провокационно. Ирод тоже выставлен инфантильным идиотом. Рассказ представлен так, будто знатная делегация из Персии бродила по Иерусалиму и выспрашивала у еврейских простолюдинов, не знают ли они, где родился «царь иудейский». Такое поведение могло расцениваться как оскорбление в отношении царствующего двора и даже как политический заговор со стороны иностранцев (в данном случае конкурирующих с Римом парфян). Ближайшим следствием этого мог стать их арест и дознание с пристрастием, а не любезное приглашение поделиться информацией о новом царе. Царями они тоже не могли быть, потому что путешествие из дальних стран с неофициальным визитом в чужую страну, минуя двор местного правящего монарха, исключено. Всё это мало правдоподобно. Следовательно в истории с магами нужно отбросить весь этот наносной иудейский фон как относительно Иерусалима и Ирода, так и касательно Вифлеема – заведомо фальшивой локализации рождества. Я подчеркиваю: ни при каких обстоятельствах иранские маги не могли признать в Иисусе иудейского Мессию, а только арийского Саошьянта. Если же они пришли из Восточного Ирана или Мидии и принесли ему царские дары, то это можно считать одним из доказательств именно арийского происхождения Иисуса Христа (к слову сказать, носившего вовсе не еврейское имя Йегошуа, а арийское Ишва, Ишвара).

Зороастрийские верования в Саошьянта включали в себя пророчества о его зачатии от девственницы, которая сделает это, искупавшись в некоем озере Кансава или иначе Фраздану, где хранится «семя Заратуштры». Мы сталкиваемся здесь с определенной символикой и аллегориями, своими истоками простирающимися к эпохе расселения древних ариев, которые в новых местах миграций создавали реминисценции циркумполярной топонимики – в частности моря Ворукаша, рек и источников погибшей северной прародины. Так возник миф о «небесной реке» Эридан, которая получила свою прописку и в Ханаане (палестинский Иордан). Иордан с севера впадает в море Галилейское, а в южном направлении проистекает из него. А не являлось ли это море как раз тем самым «озером Кансавой» в мифологическом мышлении персидских магов? Кстати, оно имело много названий: море Галилейское, Тивериадское, Киннереф (Генисаретское). Последнее отдаленно напоминает имя Кансава. В таком случае пророчество получает своё объяснение. Маги явились в Галилею – там, где-то на берегах моря Тивериадского, которое было отождествлено с легендарным озером Кансавой, дева Мария зачала сверхъестественным образом Спасителя мира. Согласно тексту Бахман-яшт в месте рождения Саошьянта «упадет звезда». Рассказ, сохраненный у Матфея, пусть и в несколько искаженном варианте, есть очевидное удостоверение для умеющих «читать между строк» в арийском происхождении Иисуса Христа. Впрочем, данные зороастрийские параллели есть лишь отголосок какой-то еще более древней общеиндоевропейской традиции, поскольку они отражены в мифах о Кришне и Агни ведийских текстов ариев Индии, о чем я писал в соответствующих главах книги. В том же самом нас способны удостоверить также многие аналогии и прототипы в греческой, кельтской и германо-скандинавской религиях, лейтмотивом которых является нордический миф о жертве божества на древе или у древа. О том же свидетельствует и египетская религия, наиболее древняя из всех, принесенная в Египет не семитами и тем более не неграми, а некоей высокоразвитой цивилизацией из своей погибшей прародины. С той же долей уверенности я могу констатировать, что египетская религия не менее нордична, чем любые другие верования «классических» индоариев, потому что содержит в себе фактически те же самые мифологемы и типологию, отчего и имеет такое большое количество соответствий с ними. Что-либо семитское в религии и ритуалах Иисуса Христа невозможно разглядеть даже в микроскоп. Для этого нужно обладать недюжинными способностями в казуистике и всякого рода словоблудии, поверить в те отрывки Евангелий, абсолютно выбивающиеся из их общего антииудейского контекста, которые имеют явные признаки позднего происхождения, и игнорировать всё то, что полностью им противоречит. Но такой подход нельзя назвать научным и объективным. Это удел людей малограмотных и лукавых.

Самое интересное, что согласно мандейским текстам из Мидии происходил и Иоанн Креститель, который крестил, как известно из тех же писаний, во имя иранского божества (язата) Вертрагны. Стало быть, и Иисус был крещен во имя той троицы, которую призывал Иоанн во время инициаций, включая Вертрагну. Как известно, Вертрагна – это иранское имя Индры. Иисус крестился во имя Индры? Это уж слишком – скажут некоторые вконец обескураженные скептики. Но так есть. Мандеям не было никаких резонов придумывать такое и древность их текстов засвидетельствована. Это уже закономерность, а не случайность, и очередное указание на то, что истоки христианства следует искать именно в индоиранских религиях, для которых было свойственно преимущественно расовое мировоззрение (особенно для зороастризма и индийского ведизма). Носителем такого мировоззрения мог быть только арий и больше никто. Личность такого масштаба как Иисус наверняка была арием, так как представители других неиндоевропейских рас склонны максимум лишь к подражательству или копированию религиозного опыта ариев. В лице Иисуса мы наблюдаем как раз их преобразователя, реформатора и создателя фактически новой религии, хотя по сути она являлась «хорошо забытым старым», в действительности новым прочтением первоначального нордического мифа или реконструкцией гиперборейской проторелигии, на что указывает множество фактов. Прежде всего – наличие в христианстве её основополагающих архетипов. И в этом Иисус сходен с Кришной, Заратуштрой и Буддой (именно поэтому жизнь Иисуса имеет ряд параллелей именно с этими арийскими божественными персонажами), а вовсе не с Моисеем, как выдумывают некоторые изолгавшиеся и потерявшие совесть теологи. Мы также знаем, что и сами иудеи когда-то верили, что их Мессией, избранником Яхве, стал персидский царь Кир. Поэтому в случае с Иисусом и магами ситуация могла быть принципиально иной: не маги признали в Иисусе иудейского Мессию, а наоборот – иудеи соглашались с его иранскими корнями. Это представление уходит в глубокую древность в истории еврейского народа – ко временам, когда ими правили цари-иностранцы хурритско-пеласгийского происхождения. В этом нет ничего удивительного, когда низшие поклоняются высшему, когда евреи признают (хоть и без излишнего энтузиазма) господство над собой представителей более развитой в культурном отношении расы. В этом видится и причина разнообразных попыток слегка «иудаизировать» образ Иисуса, что имело место даже с Киром, когда евреи пытались приписать ему веру в их узкоэтническое божество Яхве. История имеет тенденцию повторяться.

Бросается в глаза сильный контраст между Иисусом и его ближайшими учениками из числа двенадцати. Из Евангелий мы видим, что как раз Иисус отличался от них своими радикальными взглядами на иудаизм, что вызывало порой непонимание у апостолов (вспомним, в частности, эпизод с предсказанием Иисуса о том, что ему должно пострадать и воскреснуть, и какой была на это заявление реакция Петра). Как Иисус, так и апостолы были галилеянами. Но именно последние больше похожи на «прозелитов», т. е. иностранцев неиудеев, которые принимали иудаизм (хотя и без обрезания и строгого выполнения других ритуалов), отчего сами иудеи называли всех таких не подлинными «иудеями», а «себоменами» («богопочитателями»). Нельзя исключать и того, что кто-то из апостолов мог иметь смешанное происхождение от браков иудеев с представителями иных наций (например, тот же Иуда). Но нет никаких признаков того, что Иисус имел ко всему этому хоть какое-то отношение ввиду того, что иудаизм он отвергал в самых важных его основах, подрывая весь его фундамент. Создается стойкое впечатление, что ученики не очень хорошо понимали, что говорит и делает Иисус, который вел их в совершенно неизвестном для них направлении и постоянно, порой грубо порицал в неразумии и неверии. Петра один раз, не выдержав, он даже назвал «Сатаной». С другой стороны наблюдается полная гармония с ближайшей ученицей Иисуса Марией Магдалиной и другими богатыми женщинами, которые его спонсировали и сопровождали, начиная от Галилеи. Весьма показателен кульминационный момент с «помазанием» в Вифании, когда ученики из числа двенадцати набросились на Марию за её поступок, буквально «заревели», «зарычали» на неё (ἐνεβριμῶντο) (Мк. 14:5). Это поведение было не просто демонстрацией свойственного именно семитам женоненавистничества, но и протестом против уж слишком жесткого попрания своим учителем основ иудейской религии. Данный откровенно скандальный ритуал, имевший явно языческие корни, спровоцировал в конечном счете Иуду на предательство. Очевидно, Иисус делал всё, чтобы унизить иудеев: он подвергал их религию насмешкам и презрению, глумился над иудейскими законоучителями, демонстративно с достойным примера упорством отвергал абсолютно всё, что только было связано с исполнением Закона Моисеева, чего в упор не хотят видеть иудействующие богословы, любящие ссылаться на заведомо сфальсифицированные места Нового Завета, внесенные переписчиками на позднем этапе кодификации. Эти богословы (в основном купленные и проплаченные) не предпринимают никаких попыток как-то свести к одному знаменателю сии противоречивые тенденции, потому что это абсолютно невозможно. Они это отлично понимают. Они принимают одну «заданную» точку зрения с позиций иудаизма, закрывая глаза на всё остальное, что не вписывается в их установочные пресеты.

Исходя из этого, очень сомнительно, что Иисус мог быть хотя бы «прозелитом» или «мамзером», как пытается представить Талмуд. Учение Иисуса совсем не похоже на реформу иудаизма, а представляет собой на его ниспровержение и отрицание. Благодать Евангелия именно противопоставлена Закону Моисея в силу оппозиционности самих понятий «благодать» и «закон» (Ин. 1:17). Они несовместимы. Значит христианство не может быть развитием иудаизма ни в каком смысле.

Здесь я хочу обратить ваше внимание на то, как нагло был искажен текст предыдущего стиха, чтобы ввести читателя в заблуждение. Сейчас в Ин. 1:16 мы наблюдаем некую белиберду, которую никто не знает как правильно перевести: «мы приняли и благодать на благодать» (синодальный перевод); «и благодать воз благодать» (славянский перевод). Нужно начать с того, что никакого «на» и «воз» в греческом оригинале нет. На славянском возъ вообще значит «повозка», «телега» (а в изданиях это даже не приставка, которая означает возвратное действие или движение вверх, а именно отдельное слово, что выглядит крайне курьезно и безграмотно). Этот бред синодальные переводчики исправили, чтобы хоть как-то прояснить смысл фразы, согласно которому получается, что одна благодать наложилась на другую благодать. Но из следующего стиха видно, что слово «благодать» прилагается только к учению Иисуса, а Закон Моисея это просто «закон» и больше ничего. Однако в каноническом Ин. 1:16 Тора превращается в тоже своего рода «благодать». Не странно ли это? Всё дело в том, что в греческом оригинале стоит ἀντὶ, что значит «против» или «вместо». В приведенной общепринятой конструкции оно не имеет никакого смысла, если только не заменить последнее слово в предложении на «закон». В таком случае формулировка несомненно приобретет свой первоначальный вполне осмысленный и логичный вид: «Мы приняли благодать вместо закона». И далее эта мысль в следующем стихе подтверждается и обосновывается: «потому что Закон дан Моисеем, а благодать и истина произошли через Иисуса Христа». Чепуха искаженного текста испаряется как дым. Вот такими «телегами» переписчики добивались своего – представить дело в ином свете, выставить Иисуса реформатором иудаизма, а не ниспровергателем всех его устоев. И это только один, хотя и очень яркий пример. Таких можно накопать в Новом Завете не одну дюжину. И сколько еще подобных «телег» нам необходимо пустить под откос, чтобы их не продолжали «гнать» разнообразные лжецы и профаны и чтобы наконец истина восторжествовала?

Скептики скажут: «этого мало», что нужны какие-то более веские «доказательства». Что ж, я приведу их в своем третьем ряду свидетельств. Но боюсь, что к таким людям будет приложима поговорка: «Сколько собака не хватает, а сыта не бывает». Они и дальше станут верить во все «телеги», навязываемые им иудеохристианскими «попами», сторонниками мракобесия и противниками научного изучения Нового Завета.

Итак, чтобы еще раз прояснить проблематику этнического, а точнее расового происхождения Иисуса Христа, обратимся к последней книге Нового Завета Откровение Иоанна. Конечно, книга эта, так скажем, разноплановая. В ней соединились как иудейская, так и христианская эсхатологические мотивы. Здесь соседствуют разные традиции, источники, учения и символические образы, кем-то сведенные воедино. Но среди них заметен и первоначальный по времени слой, который я считаю подлинным. Некоторые библеисты признают Откровение Иоанна самой ранней книгой Нового Завета, написанной даже еще при жизни Иисуса. В первом же стихе утверждается, что она представляет собой «откровение Иисуса Христа, которое дал ему Бог, чтобы показать своим рабам то, чему надлежит быть вскоре». Тут четко выстраивается следующая иерархия в передаче этого откровения: Бог – Иисус – ученики. После этого неожиданно вклинивается глосса, поясняющая: «И Он показал, послав оное через Ангела Своего рабу Своему Иоанну». Получается очередная несуразица. Бог сначала дает откровение Иисусу, потом Иисус передает его Ангелу, Ангел Иоанну, а Иоанн всем прочим. По-моему тут явный перебор с промежуточными фазами. Как минимум две из них излишни. Я предлагаю вовсе исключить вторую часть стиха. Я не буду сейчас углубляться во все дискуссии, связанные с авторством апостола Иоанна, которое отрицается большинством авторитетных ученых (об этом можно прочесть в научной литературе). Хочу сейчас лишь отметить, что этот пример показателен в плане того, что книга Откровение Иоанна была отредактирована, как и всё остальное, и в ней содержится два или более литературных слоев. Один показывает Иисуса Мессией, иудеем, потомком Давида, евреям отведена главная роль при событиях конца. Это иудейский слой и он является вторичным. Вместо этого я хочу обратить внимание на описание облика Иисуса, изображенного блондином в одном месте: «Голова Его и волосы белы, как белая волна, как снег» (Откр. 1:14). Даже если принять такое описание за аллегорию, оно показательно в любом случае. Белые волосы являются признаком или некоего небесного состояния преображения, или божественности. Описывается ли здесь Иисус в своем земном обличье или на высшем духовном плане – не столь важно, сколько важно отметить наличие самого этого места, представляющего Грядущего светловолосым блондином. Это могло быть и прижизненным описанием, лишь впоследствии превращенным в аллегорию. Мало вероятно, чтобы так стали изображать семита. Налицо черты нордического облика Иисуса в качестве эталона красоты. Уже этот факт наводит на мысль о том, что его расовый тип был недалек от того, который, конечно, не без доли преувеличения представлен в книге Откровение. Можно сколько угодно апеллировать к возможности наличия светлых волос у еврейских «мамзеров» или к аналогии из Дан. 7:9, где описан «Ветхий днями». Но отговорок можно напридумывать всегда и на любые свидетельства и доводы, лишь бы продолжать упорствовать до бесконечности.

Наконец, наиболее весомый аргумент, приведенный в последней главе моей книги, основывается на указании в Откр. 6:1-8. Сам мотив эсхатологического явления Спасителя или Героя в конце времен имеет индоевропейское происхождение (Митра, Калки-Аватара, Саошьянт, Бальдр), хотя он был воспринят иудеями в полной мере, развит и приспособлен ими к своим религиозно-политическим амбициям. Но не в этом суть. В указанном месте присутствует очевидная символика победы в соревновании белой расы, которую олицетворяет белый конь, над всеми другими земными расами, которых олицетворяют кони других мастей (красный, черный и желто-серый). Побеждает только белый конь (Откр. 6:2). В Откр. 19:11-15 Второе пришествие представлено именно как пришествие белых божеств, которых символизируют белые кони. Ввиду приведенных мною параллелей с древними религиями – митраизмом и майя (которые унаследовали и сохранили традиции земли Тулан, Атлантиды) этот довод делается наиболее убедительным и бесспорным. Божественный Герой, устанавливающий во всем мире новый порядок, есть именно тот, кто несет арийскую дхарму. Он – «белый ягуар» мифологии майя и бог войны. И этот Герой никакого иного расового происхождения, кроме как арийское, иметь не может по определению. Потому что именно так верили сами индоарии. Если Иисус в раннехристианских писаниях носит явственные атрибуты этого нордического Героя, то понятно, что и сам он был благородным арием, представителем белой расы. И двух мнений тут быть не может.

Теперь, когда можно соединить все три группы приведенных данных в единую взаимосвязанную цепь свидетельств, можно уверенно констатировать – Иисус Христос по своему происхождению являлся арийцем. Ариохристиане убеждены в этом и считают это не предметом веры, а знанием, и это составляет одну из важнейших основ ариохристианской доктрины.

*     *     *

Кратко резюмирую основания, по которым сделан этот вывод:

1) Канонические родословия Иисуса Христа в Евангелиях, равно как и истории рождества и ссылки на Ветхий Завет, являются крайне неудачными фальшивками, созданными иудействующими редакторами и собирателями преданий об Иисусе. К тому же эти родословия велись по мнимому отцу. Иисус не происходил из рода Давида и не соответствовал представлениям иудеев о Мессии Израиля, не выполнив важнейшую часть пророчеств о нем в Ветхом Завете.

2) Еврейские мессианские чаяния исторически не всегда были связаны с убеждением в иудейском происхождении Мессии Израиля. Можно сказать, что Помазанник из колена Иуды – самая поздняя мессианская традиция в иудаизме, возникшая только на этапе доминирования (захвата власти) среди израильских колен колена Иудина. В Торе, древнейшей части Танаха, вообще нет никаких мессианских учений. В пророческих книгах Библии «слугой Яхве» (мессианский титул) назван вавилонянин Навуходоносор, непосредственно Мессией объявлен персидский царь Кир. Раннехристианский текст Послание к Евреям, включенный в канон Нового Завета, отражает представления ессеев о том, что Мессия является «небесным князем Мелхиседеком», божеством, которое имеет внеземное (ангельское) происхождение и сойдет с неба (по-видимому, поддержано самим Иисусом на допросе Синедриона и в ссылке на Пс. 110:1). В Библии Мелхиседек в качестве исторической личности – аморей, царь Иерусалима. Амореи, как известно, – племя ариев-индоевропейцев.

3) Иисус являлся последовательным и непримиримым антииудаистом, не признавал авторитета современных ему иудейских раббаним и древних пророков (называл их «ворами» и «разбойниками»), отвергал иудейскую религию во всех её основных положениях и ритуальных предписаниях, хулил святыню храма («вертеп разбойников», «дом ваш пуст»). Ссылки на Ветхий Завет в Евангелиях это поздние вставки, выявляемые при помощи научно-критического метода и текстологического анализа.

4) Проповедь Иисуса очень напоминала учение антииудейской общины гностиков назореев, действовавшей в Галилее и Самарии. В этой же секте он прошел обряд посвящения «во имя Индры» от духовного учителя, пришедшего из арийской Мидии, известного как Иоанн Креститель.

5) В учении и обрядах Иисуса обнаруживается большое число параллелей с индоиранскими религиями и с общемировой «языческой» традицией, восходящей к гиперборейской проторелигии. Христианство содержит все основные полярные архетипы этой проторелигии.

6) Пришедшие из Ирана зороастрийские маги соответственно древним авестийским предсказаниям признали в новорожденном Иисусе грядущего Спасителя Саошьянта, поднеся ему дары как своему царю – реинкарнации Парадата, который должен восстановить господство ариев на Земле. Это равносильно признанию в нем зороастрийскими магами прямого потомка ариев.

7) Раннехристианские эсхатологические тексты описывают Иисуса Христа в виде человека с белыми волосами, его приход с неба представляется в них как пришествие белых божеств, а Иисус восседает на белом коне, олицетворяющем белую расу, который побеждает черного, красного и серо-желтого коней, соответствующих расам неарийского происхождения. Смысл этих аллегорий удалось раскрыть благодаря мифологическим сюжетам из арийского митраизма и сохранившимся текстам индейцев майя, которые донесли до нас отголоски религии легендарной земли Туле – той же северной прародины ариев.

GijQXn5AE1o

> В ОГЛАВЛЕНИЕ <

Advertisements

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход / Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход / Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход / Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход / Изменить )

Connecting to %s